Мистика Политика История Медицина Взаимоотношения Спорт Софт "Боевые Хомячки" Анархизм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Бета-тестеры.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Мне очень нравится.
хочу поделиться с Вами.

Бета-тестеры
Эпизод 1: Нетривиальное решение
Историческая справка

"... В 2041 году мир компьютерных игр, да и вообще компьютерный мир, пережил величайшее в своей истории потрясение, связанное с развитием так называемой технологии "виртуальной реальности", или, как ее называют сейчас - Вирта. Богатейшие возможности, предоставляемые этим новым средством передачи изображений и тактильных ощущений, не просто породили новую волну компьютерных игр, они вдохнули новую жизнь в старые игры.

Сегодня, когда Вирт-карта стала доступна по цене рядовому владельцу персонального компьютера, мы представляем Вам самый популярный в этом году сборник: "игры двадцатого века по-новому", включающий в себя..."

Из-под вирт-шлема раздался отчаянный вопль, в динамиках наружного звука послышался треск. Редактор, прорычав что-то, в цензурности чего мы позволим себе усомниться, с отвращением отвернулся от монитора.

-...ваю мать. Господа, это же смешно! Вы, вообще, представляете, как нам повезло?! Получить игру еще до того, как она вышла на рынок, прямо от производителя... И что? Мы не в состоянии написать статью о ней. Почему?! Потому что никто не может ее пройти! Позор! Вы же профессионалы!

Профессионалы хмуро глянули на начальника и поволокли трясущегося коллегу в медпункт, отпаивать пивом. Его глаза безумно вращались, волосы стояли дыбом, зубы выбивали мелкую дробь.

- Босс, а вам не кажется, что эти гады неспроста нам эту штуку подкинули?

Редактор зло зыркнул в сторону говорившего.

- Игрушка как игрушка, я таких сотни прошел!

- Слушай, босс, мы уже третьего ходока потеряли! И, заметь, на одном и том же месте!

- Слабаки! Молокососы! Тыловые крысы! Эти, как их... Дальтоники!!!

- Да при чем тут дальтоники?!

- Они всегда при чем! А ну, пусти!

- Эй, вы это куда собрались? Эй... ЭЙ!!! Может не надо?!

- Если надо что-то делать, так надо делать это самому... А ну, где последний сэйв?!

Через десять минут из динамиков послышался треск, слившийся с воплем, полным возмущения, ярости и боли.

- Вот скотина!!! Да я тебя сейчас... Загрузить последний сэйв!

Десять минут сосредоточенного сопения... Хрясь! «...ваю мать! Загрузить сэйв! На клочки разорву, собака бешеная...» Десять минут сопения и неразборчивы междометий... Хрясь!

Спустя два с половиной часа редактор, с выпученными глазами и трясущимися руками сидел в комнате отдыха. Секретарша заботливо отпаивала его крепким кофе.

- Валентин Поликарпович, ну что ж вы так... В вашем возрасте вредно так волноваться... Ну подумаешь, ну велика важность...

За соседними столиками сидели еще два человека с такими же безумными взглядами, в которых застыла дикая смесь ярости, отчаяния и детской обиды...

- Я ж его, скотину... Как нормального человека... Из двустволки... А он... А он... Прямо вот так, веслом...

- Драхма!!! - вдруг завопил еще один из «пострадавших».

- Пиастры! Пиастры!!! - немедленно откликнулся другой.

- Мочить контрреволюционную гидру!!! В сортире! - взвился Валентин Поликарпович. Взгляд его, полыхнув пламенем, на миг прояснился. - Вот что! Найдите мне самых ушлых, самых прожженных геймеров, хакеров, читеров, да хоть нумизматов! Пусть себе пальцы поломают, но игру пройдут! Любой ценой! Но пасаран! Леннон и сейчас живее всех живых!

- «Вставай, проклятьем заклейменный...» - немедленно затянул кто-то, но под строгим редакторским взглядом увял и заглох.

- Есть у меня в аське одна команда, - неожиданно проговорил сидящий за соседним столиком парень.

Валентин Поликарпович моментально уставился на него.

- Любители? - сурово спросил он.

- Не. Профессионалы. Вольнонаемная команда бета-тестеров.

Все общество испугано притихло.

- Говорят... - таинственно сверкнув очками продолжил парень - Говорят, они и на «Фаргус» работали, и на «Буку». Но после четвертых «Вангеров» ходока потеряли: спятил, бедолага, купил себе «Запорожец», чего-то с ним сделал и пропал без вести.

Редактор тяжело вздохнул.

- Берут, наверное, много...

- Порядочно. Тем более, они сейчас где-то в Самаре, на отдыхе.

- Ладно. Вызывай своих головорезов. Заплачу любые деньги в пределах разумного. Но я хочу, что бы они эту контру при мне в своп втоптали! Что бы они его... Гы-ы-ы... На мелкий фарш... В опилки! В труху! В пыль...

 

Привычный ко всему персонал офиса провожал эту компанию ошарашенными взглядами. По коридору редакции, чеканя шаг, стиснув зубы и храня на лицах угрюмое выражение, шли пятеро.

Впереди, плечом к плечу, маршировали два парня в камуфляжных куртках, стриженые «ежиками», с солдатскими жетонами на шеях. Следом за ними катился старый дед в моторизованной инвалидной коляске с длинными седыми волосами, заплетенными в косы на викинговский манер. Следом за коляской шла девушка с длинными черными волосами, в кожаном жилете, короткой юбке и высоченных сапогах-ботфортах. Замыкал шествие тощий, долговязый парень с длинными пальцами, которые, казалось, жили собственной жизнью. На носу у парня сидело пенсне с черными стеклами и вообще, он смахивал на невовремя разбуженного вампира, стесняющегося честно сказать, куда именно стоит пройти побеспокоившим его вандалам.

Замыкающий шествие парень вдруг болезненно дернулся и, мягко подкравшись к одной из дверей, вкрадчиво провел по ней кончиками пальцев, после чего зашипел. Вся процессия мигом остановилась.

- Здес-сь!

Парни в камуфляже моментально встали по бокам от двери. Кивнув друг другу, они резко распахнули ее, один тут же ушел внутрь направо, другой налево, следом тенью метнулась девушка, рванув рычажок управления, вкатился старик. Тощий, потирая руки и гаденько хихикая, скользнул, как будто втек, последним, тихо прикрыв за собой дверь.

- Добрый день, - негромко произнес он, разворачиваясь лицом к большому письменному столу. - Если не ошибаюсь - Валентин Поликарпович?

Редактор, несколько обалдевший от такого вторжения, занявшего, кстати, не больше пяти секунд, утвердительно икнул.

- Бета-тестеров вызывали?

- А... Э... Ну. Хм. А это вы и есть?

- Именно. Позвольте представить. Это наши основные ходоки-воины, Махмуд и Мак-Мэд. Махмуд специализируется на всем, что режет, рубит, колет, дробит и плющит, Мак-Мэд на всем, что стреляет, взрывается, горит и таращит. Далее, наш ветеран, военный аналитик и пилот, дед Банзай. В молодости служил во Французском Легионе, теперь вот вышел на пенсию. Звезда нашего коллектива - Мелисса, специалист по стелс-экшенам и РПГ, а также информационкам и квестам. Ну и я - программист группы, а еще специалист по игровой магии, колкостям, подлостям и пакостям. Меня зовут Ксенобайт. Морфеус писал, у вас проблемы? Какого рода?

- Экшен с элементами квеста - кратко ответил Валентин Поликарпович.

- Производитель?

- «Вирт-дрим».

Ксенобайт оскалил длинные клыки и зашипел.

- Любители мерзос-с-стных поворотов сюжетс-са, да-ссс... От них всегда жди подлости в самом интересном месте...

- Поймите всю важность ситуации. Анонсы этой игры висят в Интернете уже месяц. Полным ходом идет рекламная компания. Нам выпал шанс, уникальный шанс выпустить описание и солюшен практически одновременно с самой игрой... а мы не можем пройти ее до конца.

Вся пятерка синхронно кивнула.

- Я хочу, что бы вы не просто прошли игру, - окрепшим голосом продолжил редактор - Для статьи нам надо заснять красивые скриншоты, видеосюжеты. Неплохо было бы найти как можно больше секретов. И вообще, показать... Этим... Этому...

- Не извольте беспокоиться, - сухо оборвал его Ксенобайт. - Все будет в лучшем виде. Махмуд, Мак-Мэд, по педалям, Махмуд идет первым. Банзай, сиди на контроле. А я пока пошарю в оперативке, может, чего интересного выкопаю...

- Да ладно, Ксен, мы ее и так положим! - ухмыльнулся Махмуд.

- Поглядим-с, поглядим-с...

 

Первые три уровня прошли, как по нотам. Махмуд умело, четко и без лишней суеты раскидывал монстров, как котят. На четвертом уровне он слегка сбавил темп, но тут его сменил Мак-Мэд, переключившись с диковиной штуки, напоминающей внебрачную помесь серпа, скальпеля и штопора, на арбалет. Процесс снова пошел. Дед Банзай, внимательно следивший за ходом игры, давал тактические советы, предупреждал о возможных засадах, следил за датчиками жизни и зарядами, Мелисса лениво листала какой-то модный журнал, иногда отвлекаясь, что бы помочь решить головоломку или выпутаться из квеста.

- Могли бы зайти с нашего последнего сохранения, - хмуро буркнул наблюдающий за этим действом Валентин Поликарпович.

- Отнюдь нет, мой друг, - раздался над его ухом вкрадчивый шепот Ксенобайта. Редактор, уверенный, что программист сидит за компьютером в самом дальнем углу комнаты, подскочил и схватился за сердце. - Товарищам надо почувствовать игру. Осознать и проникнуться. Ощутить ее плавное течение, ее ритм... К тому же они уже нашли штук пять секретов, которые смело можете направлять в рубрику «советы мастеров».

Процесс шел плавно, не без небольших заминок, но стабильно. Ходоки сменяли друг друга, Ксенобайт, раздобыв где-то бутылку пива, полулежал в кресле, зачаровано глядя на скачущие по всему монитору потоки нолей и единичек, графики и диаграммы. Моргана полировала ногти. Дед Банзай, не отрываясь от своего монитора, травил соленые казарменные анекдоты и выписывал сальные комплементы секретарше Валентина Поликарповича, молодецки покручивая седой ус.

Приближался ответственный момент...

 

Махмуд легкой рысью бежал по изрезанному валунами и оврагами ландшафту. Он только что миновал мертвый город, живописно украсив его кишками и мозгами монстров и сделав на память парочку скриншотов.

- Внимание. Впереди река, она перерезает всю карту, так что ищи переправу. - раздался из ниоткуда голос Банзая.

- Че-то я моста не вижу.

- Я тоже. Глянь за тем холмом, тридцать градусов влево по курсу.

- ОК.

- ВОЗДУХ!!!

Махмуд инстинктивно упал ничком, забрасывая за спину причудливо выгнутый щит. Над его головой с истошным воем пролетело что-то, осыпая сверху забарабанившими в щит снарядами.

- Минус пять процентов брони. Сейчас оно пойдет на второй заход.

- Нормально!

Махмуд вскочил, прикрываясь щитом и выхватывая какую-то новую диковинную штуку, сверкающую лезвиями и остриями.

- Попишу-порежу!

- Товсь! А, это птица-лэлэка, второй уровень, полтинник хитов...

Махмуд, ловко уйдя от атаки птицы, взмахнул своим оружием, прокрутил его в руке и наподдал сзади. Птица, истошно каркая, точно подбитый мессер, зарылась в грунт.

- Пятнадцать градусов вправо... Махмуд, там их целая стая...

- Во, блин, и никакого укрытия, - досадливо буркнул ходок.

- Ноги!

Махмуд припустил бегом.

- Внимание... Противолодочный!

Воин принялся петлять, точно заяц. Стая птиц-лэлэка с воем пронеслась мимо.

- Минус пять процентов брони, три--жизни. Переваливай за холм, поищем выгодную позицию.

- Едрена вошь! Измена!

- Не измена, а засада. Около двадцати пяти юнитов, в основном шушера, два крысача, жук-броневик и Адский Марабу.

Махмуд, набравший на склоне скорость, точно таран врезался в скопление монстров. Порасшвыряв их со своего пути, он припустил дальше: в небе уже слышен был вой заходящих на бреющий птиц-лэлэка. Сзади раздался обиженный рев недобитых монстров.

- Махмуд, видишь тот тоннель?! - неожиданно завопил Банзай.

- Вижу! Ну, шпана, сейчас будет месилово!

Махмуд юркнул в тоннель и, перекинув щит на руку, развернулся. Все, тут он был прикрыт сверху, противники вынуждены были наступать по одному, максимум--по двое, не имея возможности зайти с боков или со спины.

Банзай переключился на свободную камеру наблюдения, поставив ее недалеко от входа в тоннель. Картина действительно получилась весьма поучительная: стая огалделых монстров влетела в тоннель, потом из динамиков стал доноситься визг, вой, крики, а из тоннеля полетели кровавые ошметки. Лихо спикировавшие птицы-лэлэка на этот раз не стали исключением: из мясорубки полетели их стальные перья.

- Минус десять брони и пять жизни. - спокойно констатировал Банзай, когда в «мясорубке» стих последний придушенный вопль. - Махмуд, мы время прогавали. Инферно пошло, у тебя минут пять, не больше.

- Ноги мои ноги, несите нашу задницу! - вздохнул Махмуд, припуская рысью.

- Смотри, сейчас самое время для грандиозной пакости! Нутром чую, переход с уровня - река!

- Да сам не тупой, понял уже...

- Глянь, впереди пристань!

- Вижу! Мне туда!

Впереди, действительно, показалась небольшая дощатая пристань, к которой была привязана лодка. Перед пристанью стояло нечто... Это была высокая фигура, замотанная в грязно-серый саван, с веслом в руке.

- Махмуд, смотри в оба! Штучный монстр, явно босс!

- На котлеты его! - азартно завопил Махмуд, выхватывая огромную секиру.

Неожиданно фигура впереди протянула вперед руку. Из савана выскользнула пергаментная, мумифицировавшаяся ладонь. Раздался угрожающий, замогильный голос:

- Драхма!

- Зашибу, папаша!

Махмуд, подлетев к мумии, сделал обманный замах и, молниеносно уйдя в сторону, что было сил рубанул секирой. Сверкнула молния. Такой удар мог свалить с ног Адского Марабу. Но неизвестный в саване лишь крякнул, покачнувшись, а затем... Затем, обижено замычав, размахнулся, и треснул Махмуда по голове веслом.

Как ни странно, это вызвало глобальный эффект. Мир вокруг содрогнулся, раздался сухой деревянный треск. Махмуд почувствовал, как череп его раскалывается, точно арбуз...

 

- Охренеть!

- Вы это видели?! Видели, а?!

- О-о, моя голова... Что б им там, в «Вирт-дрим», дикобраза против шерсти родить...

Производители игр всегда сопровождали смерть персонажа неприятными ощущениями. Боль не входила в набор транслируемых ощущений, но зловредные программисты всегда умудрялись собрать букет особо мерзостных шаблонов из доступных. Особой изощренностью всегда отличались дизайнеры ощущений из «Вирт-дрим».

- Джентльмены, тайм-аут! - прошелестел Ксенобайт, вытекая из-за своего компьютера. - Мак-Мэд, твой выход. Постарайся сэкономить время. Перестреляй всю шоблу, для последнего босса прибереги что-нибудь убойное.

- Кавой-то мне это чучело напоминает - задумчиво заметил Дед Банзай. - Ох, неспроста он там... Мелиска, а ну-ка смени меня...

- Джентльмены, мы готовы? Мы готовы. Вперед, товарищи, Родина вас не забудет.

 

Как и многие игры, эта позволяла записываться только в ключевых моментах, так что Мак-Мэд начал с мертвого города. Вырезав там все живое, а заодно неживое но шевелящееся, стрелок припустил по знакомой равнине. Первую птицу-лэлэка он сбил влет, до появления стаи успел пройти аж до холма, плюхнулся на его вершине и принялся методично расстреливать забегавших внизу монстров. Однако, как и для Махмуда, последним рубежом для него стал тоннель.

Когда перед входом в тоннель образовался небольшой бруствер из тел, Мак-Мэд спокойно перезарядил арбалет, потом, задумавшись, повставлял свежие кассеты в весь свой арсенал.

- Ну, господа, приступим. Мелисса, сколько у меня до Инферно?

- Ты сэкономил две минуты.

- Отлично. Ну, как в песне поется: «Я убью тебя, лодочник!»

... Мак-Мэд начал стрелять прямо набегу, с бедра. Пожалуй, его суммарной огневой мощи мог бы позавидовать средних размеров крейсер. На месте угрюмого лодочника образовался кипящий, дымящийся ад...

Выпустив последний заряд, Мак-Мэд быстро перезарядил оружие и, глянув на образовавшееся безобразие, стал осторожно приближаться к чадящей воронке.

- У-у... Эк его разворотило-то... - с гордостью произнес он.

- Ты знаешь, сколько в него выпустил? - вздохнула Мелисса.

- Для хорошего человека ничего не жалко! Так, от него должно было остаться весло! Не арбалетом же мне грести, а?

Как раз в этот момент из поднимающегося вверх столба копоти донесся обиженный голос:

- Драхма!

- Чего?! - ошарашено переспросил Мак-Мэд.

- ДРАХМА!!!

В дыму мелькнуло весло. Хрясь!

 

Минуло часа три. Махмуд и Мак-Мэд дошли до полного исступления. Чертов лодочник оказался тварью неуничтожимой. Махмуд, уворачиваясь от весла, колотил его всем своим арсеналом, изрыгая страшные проклятия. Мак-Мэд поливал его огнем до последнего заряда, а потом с отчаянным воплем «Аль Джалла!» бросался в рукопашную. Пробовали найти уязвимые точки, облазали весь уровень в поисках спецоружия. Но все заканчивалось одинаково: звуком «хрясь!» и погасшим миром.

- Товарищи, - вкрадчиво заметил Ксенобайт, прохаживаясь перед коллегами, - родина в опасности! Я удивлен.

- Ксен, ты же хакер! - простонал Махмуд. - Ломани его!

- Нет-с, товарищи, во первых, поганцы из «Вирт-Дрим» надежно прячут свой код. Его так просто не ломанешь. А во вторых - напомню, нам надо пройти игру и рассказать читателям, как извести мерзкого лодочника.

- Просто мы неправильно подходим к проблеме! - вдруг встрепенулась Мелисса. - Убить его невозможно. Так, может, и не надо?!

- А что нам его, взасос поцеловать? - огрызнулся Мак-Мэд.

- Давайте... Украдем у него лодку!

- Чего?! - удивились ходоки.

- Лодку! Нам же нужно на тот берег, так?! Вот и сопрем у него лодку!

- А весло? Ты видела, как он им орудует? Это же хренов шао-линьский монах какой-то, забодай его аллах!

- Главное действовать быстро! Пробежать мимо, отвлечь, запрыгнуть в лодку и перерубить веревку.

- Угу, всего-то делов...

- Вот что, - вздохнул Ксенобайт. - Я вам могу устроить так, что вы там будете все втроем. Попробуйте. Если трюк с лодкой в принципе прокатит-- подумаем, как его провернуть в одиночку.

И вот уже трое персонажей собрались на холме. Озверевшие бета-тестеры передавили весь «серпентарий» еще до тоннеля, отводя на нем душу и мстительно карая за причиненные лодочником обиды. Вот и знакомая до боли набережная.

- Значит, так, - сурово хмыкнул Махмуд. - План такой. Мак-Мэд, занимай позицию. Проводишь артподготовку. Когда остается последняя кассета - сигналишь, мы с Мелиссой стартуем. Я ввязываюсь в драку, Мелисса прыгает в лодку, ты дуешь за ней. Ну...

Все трое недобро глянули в сторону лодочника. Тот, похоже, был сам не рад своему присутствию, стоял, нервно косясь в сторону наглых пришельцев. Мак-Мэд не спеша выбирал позицию. Наконец он сделал еще пару шагов в сторону горемычного монстра и деловито улегся на землю, расставляя ноги и нежно обнимая приклад чего-то стрелкового.

- Дра-ахма! - жалобно всхлипнул лодочник.

- Бувай здоровэнький, подонок. - вздохнул Мак-Мэд, нажимая на спуск.

Команда сработала четко, синхронно. Как только Махмуд с кровожадным ревом «Джеронимо!!!» сиганул в дымящийся кратер, мимо него тенью скользнула Мелисса. Стрелой промчавшись по пирсу, она ласточкой прыгнула в лодку...

- ДРАХМА!!!

- Удавлю, гнида!!!

- Не режется! - в отчаянии закричала Мелисса - У меня только нож...

Из кратера, точно демон, вылетел Махмуд, занося над головой топор. Но позади него уже восстала ободранная тень с веслом...

- Драхма! - извиняющимся тоном всхлипнул лодочник.

Хрясь!

- Твою мать!!! - взвыл Мак-Мэд, срывая с пояса последнее, что у него осталось: метательный диск-чакрам и запуская его в полет.

- Драхма!!!

- Сдохни, ублюдок!

Хрясь!

Однако диск сделал свое дело. Лодка медленно отплывала от пирса. Лодочник удивленно обернулся.

- Драхма?!

- Хаста ла виста, бэби! - в полном восторге крикнула Мелисса.

- Драхма!!!

- Пошел на...!

- Водопад! - раздался из ниоткуда голос.

- Кто это сказал?! - ошарашено села Мелисса.

- Это я, дедушка Банзай, зайка моя...

- Ой...

 

- Н-да, товарищи... Это было, конечно, зрелищно. Вы проявили героизм, достойный настоящих октябрят. Но нет самого главного. Результата. Правильно я говорю, товарищ Банзай?

- Точно, - солидно кивнул старик. - А все оттого, что вы, молодежь, думаете не головами, а, прости меня господи, левыми ягодицами.

- Тут не думать, тут морду бить надо, - грозно заявил Махмуд, прикладывая к голове стакан со льдом. - У меня от их «посмертного букета» башка трещит, как с похмелья! Минздрав на них натравить надо!

Банзай пожал плечами и демонстративно уткнулся в книгу.

- Банзай, ты, между прочим, наш стратег. Придумай чего нибудь! - капризно притопнула Мелисса.

-А чего тут думать? Тут морды бить надо! - ехидно усмехнулся старик.

Вздохнув, к Банзаю подошел Ксенобайт. Присев на краешек стола, он вытащил из кармана папиросу и, продув ее, закурил.

- Что читаем, товарищ Банзай? - начал он доверительным тоном.

- «Легенды и мифы древней Греции». Очень жизненная книга, - похвастался дед.

- Угу. Главное - злободневная. Товарищ Банзай, тут среди товарищей есть мнение, что вы утаиваете от нас важную информацию стратегического значения. Это, дорогой мой товарищ, называется саботаж.

- Слова-то какие умные... - усмехнулся в усы Банзай. - Слухай, спорим, я знаю, как пройти эту штуку? Тока если я прав окажусь, то Мелиска меня поцелует!

- Слушай, старый хрыч. Либо ты сейчас же говоришь, что придумал, либо я тебя самого в виртуалку засуну. Товарищи нервничают, а ты тут сказки читаешь, - спокойно заметил Ксенобайт.

- А я не против! - весело усмехнулся Дед Банзай. - На, почитай пока, может буквы знакомые увидишь.

Встав с кресла, он бодро направился к компьютеру. У Валентина Поликарповича, дремавшего последние два часа в углу комнаты, отвалилась челюсть.

- А... Так вы что, не инвалид?!

- Да упаси господь! Просто пешком ходить не люблю. Эй, Ксен! Заводи шарманку. Учитесь, молокососы!

 

В отличии от своих более молодых коллег, Дед Банзай шел по игре не спеша, любуясь пейзажами и мурлыча старые песни. Несмотря на это, живых позади него не оставалось.

Остальная команда сгрудилась у вспомогательного монитора, с замиранием сердца глядя, как старик шныряет по городу, как он пересекает ставшую уже знакомой до тошноты равнину, как он вприпрыжку несется к тоннелю...

Наконец дед, ворча что-то вроде «ох, старость не радость...», прихрамывая, вышел на набережную. Лодочник сидел, съежившись и судорожно вцепившись в весло. Банзай, поигрывая ятаганом, подошел к нему почти вплотную.

- Здарова, служивый! - бодро махнул рукой дед.

- Дра-ахма... - жалобно проскулил лодочник из глубин своего одеяния.

- А баксами берешь?

- Драхма...

- Ну что с тобой делать, мироед? Держи, разоритель!

Дед, достав что-то из кармана, кинул предмет лодочнику. Тот, ловко поймав его, недоверчиво осмотрел металлический кругляшок. Банзай же спокойно прошелся по пирсу и уселся в лодку.

- Отдать швартовы! Поплыли!

Лодочник суетливо отвязал лодку, запрыгнул в нее и, встав на носу, величаво взмахнул веслом.

«Уровень закончен. Желаете сохраниться?» - пропел мелодичный голос.

 

Остальные уровни не вызвали особых затруднений. Уязвленные Махмуд с Мак-Мэдом устроили натуральный террор, тщательно зачищая местность от монстров. Ксен с мрачным уважением смотрел на Банзая, на коленях которого сидела Мелисса.

- Как же ты догадался, старый хрыч?! - наконец не выдержал программист.

- Окромя мозгов есть еще такая штука, как эрудированность и гибкость мышления,. - доверительно сообщил Банзай. - Дурни, неужели не знаете, что драхма - это денежная единица Греции?

- Ну... Из головы как-то вылетело.

- Эх, из пустой головы--не удивительно, что вылетело. Только и помните, что баксы, евро, да электроны... А это пугало... В городе видел указатель - «р. Стикс, 2км»? Не дошло? Стикс! А этот лодочник - это же Харон! Он там для того и поставлен, чтобы на другой берег перевозить. Так зачем же его лупить надо было? Только ему плата нужна: монетка. Эта самая драхма то есть.

- А где ты ее взял?

- А в городе. Как сообразил, что лодочник-то в принципе бессмертный, ни один грузчик не выдержит того, что на него Махмуд с Мак-Мэдом слили, стал думать. А как по городу прошелся, смотрю, точно: на одном из зданий надпись: музей. Да там на каждом перекрестке обьявление: «посетите исторический музей»... Для тупых, значит. Тупых, но грамотных. А там, в музее, в витрине русским по белому написано: «Греческая монета, драхма».

Ксенобайт покраснел.

- Н-да, лопухнулись мы.

- Угу. Ну, ребята из «Вирт-дрим» тоже стервецы изрядные. Время жмет, птицы эти гадостные, а тут еще и свора в тоннеле. Ну кто после такого поверит, что тут еще и думать надо?! Бежать, стрелять, рубить. А вот и опаньки. Запомни, Ксен: там, где шашка не помогает, всегда на лапу дать можно.

- Неординарное решение, - признал Ксенобайт.

Если Вы прочитаете и Вам понравится, то напишите в тему и я выложу. biggrin.gif

0

2

Бета-тестеры
Эпизод 2: В гостях у сказки
Уровень первый: Дремучий Лес
МакМэд аккуратно погасил запал огнемета и обернулся к Ксенобайту, стоящему рядом со скучающим видом.

— Ну?

— Что «ну»? — неохотно буркнул Ксенобайт.

— Это героически обнаруженный нами фатальный недосмотр программистов или хитроумно вскрытая недокументированная возможность?

— Ты бы по-русски говорил...

— Это бага или фича?

— А-а... Ну, с философской точки зрения грань между багой и фичей представляет собой замечательный пример такого понятия, как «размытая граница», ибо...

МакМэд задумчиво включил запал огнемета, нехорошо глядя на коллегу.

— Думаешь, сильно умный, да?

— Э... ээ, ну-ка, без рук — поморщился Ксенобайт. Злить профессионального воина, да еще вооруженного, явно не стоило. — Ладно, сейчас глянем...

Шипя что-то неодобрительное, программист достал из кармана небольшую рамку: ярлык оставшейся в операционке программы-сканера. Хмуро изучив мешанину адресов и значений, подошел к валявшемуся неподалеку трупу и помахал рамкой над ним. Снова уткнулся в данные.

— Знаешь, что я думаю? — задумчиво проговорил он. — Если долго бегать от огненного элементаля, держа его в поле зрения, но не подходя слишком близко, рано или поздно он сам погаснет. У него есть такая характеристика, как запас горючего, и...

— Зашибись, — холодно оборвал его МакМэд. — И на сколько среднему элементалю его хватает?

Ксенобайт скосился на блокнот.

— Э-э... Думаю, где-то на двадцать девять часов, не больше.

МакМэд молча покрутил пальцем у виска.

— Фантастически ценная информация. Просто сенсация! «Измотайте его бегом! Всего-то сутки непрерывной беготни — и огненный элементаль у ваших ног»... Ты с темы не съезжай, что в отчете писать будем?!

— Эй, орлы!

МакМэд и Ксенобайт машинально глянули в небо, откуда бодро раздавался голос Деда Банзая, пилота и аналитика дружного коллектива бета-тестеров.

— Хорош над трупами издеваться, некрофилы. Тут нам халтурку собираются подбросить. Помните ту историю с лодочником?

МакМэд скорчил кислую физиономию.

— Ну?

— Мы хотим снова на тот журнал поработать?

Ксенобайт вздохнул, оглядывая усеянную обгорелыми тушами равнину.

— Мы подумаем. Ладно, МакМэд, записываемся и выходим.

 

— ...Значит, все вроде бы просто. Пройти игру, интересные моменты заснять, поделиться впечатлениями. Найти как можно больше секретов. Так?

— Угу.

— Не понимаю, — вздохнул Ксенобайт.

— Чего вы не понимаете? — осторожно осведомился Валентин Поликарпович.

— Где именно вы нас собираетесь кинуть, — предводитель бета-тестерской команды сладко оскалил длинные клыки, и главный редактор вдруг ассоциативно подумал, что с нежитью разработчики, пожалуй, перемудрили.

— Ну зачем же так...

— У вас что, своих ходоков нет?

— Хм. Ладно. Я немного поясню ситуацию. Во-первых, вы работаете очень... Хм, зрелищно, а нам не хватает красивых видеосюжетов. Во-вторых, желательно написать обзор в этом номере, а он сдается через неделю. В-четвертых, вы ухитряетесь вынюхать гораздо больше секретов, чем мои штатные ходоки, а игра свеженькая, к ней ни кодов, ничего нет... Ну, и наконец — это произведение «Фикуса».

Ксенобайт выгнул спину и зашипел, точно кот. Махмуд и МакМэд с тревогой переглянулись.

— Наши люди, — с уважением кивнул Банзай. — Гады редкостные.

— Погодите, вы что, про «Тридевятое Царство?» — встрепенулась Мелисса.

Редактор утвердительно кивнул. Бета-тестеры вопросительно уставились на специалиста по сбору информации. Та, сидя на столе нога-на-ногу, выдержала достойную паузу, невинно покачивая длинным лакированным ботфортом.

— Слышала я что-то про эту игру, — пояснила наконец Мелисса. — По русским народным сказкам. Госзаказ, для, так сказать, популяризации родного фольклора. Говорят, сценаристы лютовали по-черному, кроя матом этот самый фольклор, а заодно Пушкина, Крылова и Карла Маркса. Мол, сюжеты сказок с трудом совмещаются с классическими требованиями вирт-игр...

При упоминании имени знаменитого производителя вирт-игр бета-тестеры слегка приуныли. «Фикус» славился безумными поворотами сюжетов, коварными монстрами и черным юмором. Валентин Поликарпович хладнокровно написал на клочке бумажки цифру и положил ее на середину стола. Не меняя позы, Ксенобайт скосил один глаз. Потом ловко сцапал бумажку и спрятал ее в карман.

— Ваши аргументы убедительны, — мечтательно проговорил программист, снова уставившись в потолок.

— Тогда познакомьтесь: это ваш видеооператор.

С лица Ксенобайта медленно сползла улыбка, уступая место недоумению. Глаза его медленно скосились в сторону двери.

— Наш кто, прошу прощения? — холодно осведомился он.

В дверях стояла девчонка, одетая в потертые джинсы, кроссовки и полосатую футболку. На носу у нее были очки, там, где у девушки положено быть прическе — две косички с бантиками.

— Ваш видеооператор. Именно она, в конечном счете, будет писать статью по игре, а также снимать прохождение, когда со вспомогательной машины, когда изнутри. Чтобы вы не отвлекались.

— Вот этот милый персонаж аниме? — еще более холодно уточнил Ксенобайт.

Неожиданно соскользнув со стула, он стремительно перетек по кабинету и, неизвестно как оказавшись за спиной у девушки, вкрадчиво прошипел:

— Скажи мне, милое дитя... Оно тебе надо?!

Девушка вздрогнула и слегка побледнела. Валентин Поликарпович, глянув на кровожадно-вкрадчивый оскал программиста, тоже слегка побледнел.

— Ксен, ты чего? — поднял одну бровь Дед Банзай. — Нам не по барабану?

— Казачок засланный! — уверенно заявил Ксенобайт, отскакивая на середину кабинета. — Она будет за нами шпионить, снимать все на скрытую камеру и перенимать наш бесценный опыт! Будет?!

— Угу, — согласно кивнул редактор. — Ей за это зарплату платят.

— Ксен, а нам не пофиг? — скучающе спросила Мелисса.

Ксенобайт на миг задумался, потом пожал плечами.

— Нам? Пофиг. В общем так, милое дитя: под ногами не путаться, под руку не каркать, чаевых не просить. Когда Махмуд с МакМэдом будут потрошить монстров — на клавиатуру не блевать. Поехали.

 

Началось все, естественно, с небольшого скандала. Корреспондентка, которую с легкой руки Банзая окрестили Внучкой, зайдя в машинный зал, уверенно потянулась за вирт-шлемом. Это вызвало некоторое непонимание со стороны Ксенобайта, которого, кстати, вытянули из-за терминала, призвав в ряды действующей армии.

— Твое дело сидеть за педалью и скриншоты делать!

— Мое дело статью писать! Это ваше дело тупо переть напролом...

— Тупо?! — моментально ощерилась Мелисса.

В общем, завязалась перепалка. В конце концов Внучка, упирая на то, что она корреспондент журнала и прошла не один десяток игр, да и вообще имеет право работать, как ей удобно, отвоевала право присутствовать в вирте. Ксенобайт только наложил резолюцию, что никто из тестеров не станет специально прикрывать «малолетнюю папарацци».

Игра поддерживала командный режим прохождения, так что бета-тестеры начали игру всем скопом, за исключением Банзая, здраво рассудившего, что ни командовать войсками, ни пилотировать что-либо в этой игре не понадобится.

Буквально с первых минут игры тестеры поняли одну простую вещь. Похоже, делавшая игру команда люто ненавидела то ли русские народные сказки, то ли все человечество оптом.

Еще в первом городе, закупаясь на стартовые деньги снаряжением, игроки ловили на себе сочувственные взгляды ботов-горожан. Местный священник услужливо порекомендовал заранее заказать заупокойную молитву и гроб. Еще немного раздражало, что аборигены обращались к тестерам не иначе как «Махмуд-Муромец», «МакМэд-Царевич», и «Ксенобайт-Попович». Одну Мелиссу оставили без издевательского прозвища.

Внучка опять чуть не закатила скандал, когда ее заставили взять персонажа-клирика, упирая на то, что стрелок в команде уже есть, а главное — лишили всех стартовых денег, закупив на них «медикаменты».

— Аптечки лишними не бывают! — огрызнулся Ксенобайт в ответ на протесты. — Каждый должен приносить хоть какую-то пользу. Уничтожать врагов народа на уровне, скажем, товарища Махмуда, у вас, товарищ Внучка, все равно не выйдет, а бюджет партии разбазариванию не подлежит.

— Но я...

— Ша! Решением Последнего Съезда Партизан Вьетнама произвожу тебя в санитарки! Отныне да будет так: твоя наипервейшая задача — обеспечивать здравоохранение в рамках команды. Что у нас с квестами?

— Местный староста жаловался, что зайцы терроризируют огороды. Обещал платить за головы, — тут же ответила Мелисса.

— Ну что ж, как раз для разгону пойдет, — кивнул Махмуд, хмуро разглядывая свое оружие: деревянную дубинку — все, что он смог купить на стартовые деньги. — Настреляем зайцев по-быстренькому, на приличное оружие, и пойдем дальше. Давайте уровня два-три пробежим до обеда.

— Уровня два-три? — хохотнул из ниоткуда Банзай, сидящий на контроле. — Махмуд, ты, главное, не забывай, что это «Фикус», а не какие-нибудь там «Вирт-дрим». От них любой гадости ждать можно.

— Да ладно тебе, что, в первый раз, что ли? — отмахнулся Махмуд. — Поехали!

Игроки, нервно оглядываясь, вышли за частокол, огораживающий поселок. Откуда-то моментально взвыл замогильный голос:

«И отправились три богатыря во стольный Киев Град, дабы испросить у князя службы богатырской, земле родной во славу...»

— Он что, каждый наш шаг комментировать будет? — вздрогнул МакМэд.

— Не, только ключевые моменты, — нервно потирая руки, ответил Ксен.

— Странно, я думал, Киев — это Украина, — пожал плечами Махмуд.

— Историю учи, балбес, — тут же прокомментировал с небес голос Банзая. — Ну, чего скисли? Вот дорога, вон дремучий лес. А ну, в колонну по два! Шагом марш!

Вперед бежала чахлая тропинка, упираясь в мрачно нависающие заросли явно «дремучего» леса, вокруг тут и там виднелись заброшенные огороды.

— Неспроста он вас за зайцами послал, — задумчиво пробормотал Банзай. — Где заяц — там и волк. Не думаю, что это будет просто. Значит, так!

— Слева по курсу уши! — вдруг встрепенулась Мелисса. — Ой, глядите, зайчик! Какой милый, пушистенький!..

— Экспа! — кровожадно осклабился Махмуд.

— Банзай?! — с тревогой произнес Ксенобайт.

— Рекомендую держать ухо востро! — быстро проговорил наблюдатель. — Один бьет зайца, остальные ждут неприятностей.

— Товарищ Махмуд, добудьте косого! Мы вас прикроем от волков.

Махмуд решительно шагнул вперед, помахивая дубинкой. Заяц отреагировал адекватно и молниеносно, но несколько нестандартно. Напружинившись и коротко, пронзительно зашипев, он сиганул вперед, метя Махмуду в горло.

Махмуда спасли рефлексы: он машинально заслонился рукой. Заяц, точно бульдог, вцепился в его предплечье и повис, бешено мотая челюстями.

— Ни хрена себе!! — заорал Банзай. — Минус десять жизни!

— Уберите его от меня! — истерически завопил Махмуд, пытаясь избавиться от пушистого монстра.

— Вот это да! — в восторге завопила Внучка, вскидывая небольшую видеокамеру — ярлычок программки для снятия скриншотов и видеофрагментов. — Ай да заяц!

— Полундра!!! — заорал МакМэд, натягивая лук.

Махмуд, увидав направленное на себя оружие, рефлекторно сделал боковой кувырок.

— Стой спокойно!

— Ты же меня пристрелишь... Мелисса! Спаси меня от этих маньяков...

Мелисса, вооруженная небольшим кинжалом, подскочила к товарищу. Заяц взбрыкнул когтистыми лапами. Девушка отскочила в сторону, споткнулась о Внучку и кубарем покатилась в кусты.

— Держись, Махмудыч! — крикнул Ксен, раскручивая над головой корявый шест.

Махмуд быстро вытянул руку. Ксен с ювелирной точностью обрушил шест промеж ушей зайца. Тот отлетел в сторону, но, едва коснувшись земли, подскочил, точно мячик, и снова изготовился к прыжку.

— Это интересно... — забормотала Внучка. — Заяц прыгает с дистанции три... Нет, пять шагов...

Коротко тренькнул лук. Стрела, прошив бок зайца, пригвоздила его к земле. Тестеры с дикими воплями кинулись вперед, без разбору молотя пушистую бестию кто чем. Наконец все стихло.

— Ни хрена ж себе сказочки, — дрожащим голосом пробормотал МакМэд.

— Если тут зайцы такие, — затравленно оглядываясь, произнес Ксенобайт, — то... Что день грядущий нам готовит?! Мы же все вместе с ним еле справились!

— Вас застали врасплох, вы были не готовы, — сурово заметил Банзай. — В этом была ваша тактическая ошибка!

— Эй... Гляньте! — взвизгнула Мелисса.

Игроки оглянулись в указанном направлении. Шагах в двадцати из травы торчали заячьи уши. А чуть поодаль — еще одни. И еще...

— Окружают, демоны, — тихо пробормотал Махмуд.

— Банзай, что скажет аналитика?!

— Вас изрядно потрепали, вам бы подлечиться... Драпайте, ребята!

— БЕЖИМ!!!

 

Как только игроки снова почувствовали себя в безопасности за частоколом поселка, Махмуд тут же потребовал увольнительную в реальность для поправки нервов с помощью пива. За что был заклеймен дезертиром. Взобравшись на какую-то бочку, Ксенобайт обратился с пламенной речью к аборигенам:

— Товарищи, что-то мы раскисли. И вообще, мы забыли, с кем имеем дело. Враг силен, коварен и жесток. Но али мы не славяне?! А ну-ка за работу! Дадим пролетарской трынды фашистским зайцам! Освободим родные огороды от позорного ига ушастых тварей! Ура, товарищи!

Компьютерные поселяне с вялым интересом выслушали спич программиста, но, естественно, никуда не пошли. Плюнув в сердцах, Ксен отправился торговать трофей.

Тщательно обдумав ситуацию, игроки потратили вырученные деньги на покупку старого, раздолбанного щита, на котором базировалась новая оборонительная доктрина. Теперь впереди группы шел Махмуд. Вычислив отбившегося от стаи зайца, он осторожно подкрадывался к нему, пока не попадал в зону, где срабатывал триггер прыжка. Заяц прыгал и с тупым треском врезался в щит. Тут на него налетали остальные тестеры, превращали в отбивную и резво отходили в сторону поселка.

Процесс потихоньку наладился. Деревенский староста исправно платил за скальпы, уровень игроков потихоньку рос. Внучка снимала душераздирающие сцены охоты на зайцев с разных ракурсов. Постепенно игроки стали добывать по три-четыре зайца за ходку, потом пять, восемь...

И вот настал момент, когда команда отправилась решать проблему кардинально. По добытым Мелиссой сведениям, где-то на опушке леса обитал вожак стаи монстров — Мартовский Заяц. Чтобы изгнать косых с огородов, надо было истребить именно его.

И была кровавая битва. Когда последний заяц наконец окровавленной тушкой рухнул в траву, изрядно потрепанные тестеры обвели настороженными взглядами поляну.

— Неужели отбились? — хрипло спросил Махмуд.

— Это была с-славная охота, — вылезая из-под груды трупов, кивнул перемазанный кровью Ксенобайт.

Покачнувшись, он величаво отстранил кинувшуюся его поддержать Внучку, выпрямился во весь рост и, с отвращением выплюнув клок заячьей шерсти, гордо завыл. Потом, встряхнувшись, ухмыльнулся.

— Ну что ж, сдается мне, первый квест мы выполнили. Сдаем добычу барыге и двигаем дальше.

— А куда дальше-то? — вздохнул МакМэд.

— Да известно куда, в стольный Киев-град. Этот чертов зануда нам об этом напоминает каждый раз, когда мы за частокол суемся, достал уже хуже тертой редьки. Только вот где этот самый Киев — леший разберет, на карте его нет.

Игроки деловито принялись отрезать зайцам головы и собирать трофеи в рюкзаки.

— Сначала нам надо на Дальние Выселки к Ивану-дураку зайти, — вдруг авторитетно заявила Внучка. — Эй, Махмуд! Это мой заяц...

— Внучка, работаешь в группе — все трофеи в общак идут, — хмуро буркнул Ксен. — Какой еще Иван-имбецил? Тут что, психушка рядом?

Внучка достала из рюкзака карту и ткнула в красный кружок, под которым была надпись: «Дальние Выселки».

— Вот.

Мелисса, оглядев карту Внучки, достала из кармана свою.

— Знаешь, а на моей карте этих Выселок не было, только что зажглись.

— Ха! Естественно, ты ведь не знала, где они.

— А ты откуда узнала?!

— А я подслушала, что бабки у колодца говорили, вот!

Игроки переглянулись.

— Товарищ Мелисса, — строго заметил Ксенобайт, — ролевой аспект игры, а также сбор квестовой информации — ваша прямая обязанность перед партией. Почему вас обошел этот пионЭр?!

Мелисса сконфужено потупилась, потом вскинула голову:

— А защита меня от всяких зверских зайцев-людоедов — работа Махмуда с МакМэдом! — парировала она. — А я, вместо того, чтобы квестовкой заниматься, боевые скилы качаю!

— Слабая отмазка. Не канает, — спокойно подвел итог Ксенобайт. — Товарищ Банзай! По возвращении в реальность выделите товарищу Внучке пирожок из фондов команды!

— Есть! — бодро отозвался Банзай.

— Ладно, рассказывай, что за кретин нас ждет.

— Не кретин, а дурак. Иван-дурак, — поморщилась Внучка. — Персонаж такой, из сказок. Бабки говорили, что он, дескать, застрял на Дальних Выселках, из-за зайцев никто до него добраться не может. Еще говорили, что он постоянно в Киев на ярмарку ездит. Значит — дорогу знает. Может, подскажет, туда быстрее добраться.

 

На вырученные от избиения зайцев деньги команда полностью обновила свой парк снаряжения и, весело распевая «...и вновь продолжается бой, и сердцу тревожно в груди...», отправилась искать Дальние Выселки.

В лесу их подстерегало еще несколько неприятностей, вроде злобных белок, принявшихся обстреливать путников желудями. Желуди снимали всего-то по два хита, но подлые белки, сидя на деревьях, вели обстрел со снайперской точностью. МакМэд, сняв лук, отвечал им взаимностью, Мелисса умудрялась уклоняться от снарядов, Махмуд прикрыл щитом себя и Внучку, так что страдал в основном Ксенобайт. В какой-то момент терпение его лопнуло, и он устроил небольшой лесной пожар. Какой-то отрезок пути тестеры проделали бодрым галопом, но белки отстали.

Наконец тропинка превратилась в просеку, впереди показался заброшенный огород, пара покосившихся изб. Игроки миновали дырявый тын. Из одного из домов неслись странные звуки: похоже, там кто-то наяривал на расстроенной электрогитаре, хриплым голосом распевая:

«Эх, ходит дурачок по лесу,

Ищет дурачок умнее себя...

Идет Смерть по улице, несет блины на блюдце,

Кому вынется — тому сбудется.

Тронет за плече, поцелует горячо,

Полетят копейки из-за пазухи долой... Хой!!!»

— Жизнерадостный дурак, — покачал головой Ксенобайт. — И песни у него жизнеутверждающие... Эй, Внучка! Ты этот квест начала — ты и веди. Мелисса, бери шефство над младшим товарищем, МакМэд, оставайся у тына и проводи визуальное наблюдение за окружающей местностью с целью заблаговременного...

— Чего?! — удивился МакМэд.

— Стой на стреме, — перевел Банзай.

— А-а...

— Мы пока тут по хутору пошарим.

 

Говорить с Иваном-дураком оказалось делом неожиданно трудным и опасным. Оказался он субъектом гадостным, самовлюбленным и на редкость едким. А что самое обидное, стоило ему пригрозить физической расправой или просто обидеть, начинали твориться чудеса. Пару раз Внучку с Мелиссой просто вышвырнуло из избы. Другой раз на них сама собой накинулась летающая скалка. Потом коромысло. Потом ведра...

Когда летающая скалка очередной раз принялась гонять девчонок по двору, Ксенобайт задумчиво заметил:

— Я, конечно, не специалист по сказкам, но что-то я не припомню колдуна по прозвищу «Дурак».

— Темнота ты дремучая, Ксен, — вздохнул Банзай. — Ну это же просто позор! Иван-дурак, у него ж все «по щучьему велению» происходит...

Пока Банзай просвещал Ксенобайта, пересказывая ему захватывающую историю о поимке волшебной щуки, девушки, похоже, наладили контакт с Иваном. После длительных переговоров они вышли на крыльцо.

— Ну, что сказал этот рыболов-спортсмен? — поднял бровь Ксенобайт.

— Этот гад... Ну подумать только... Да мы что ему, девочки на побегушках?! — стиснув зубы, прошипела Внучка.

— Девочки бывают только «по вызову», — философски заметил Ксен и, уклонившись от кинжала Мелиссы, продолжил: — На побегушках обычно мальчики.

— Тогда, МАЛЬЧИКИ, сбегайте-ка в лес за медом, — угрюмо предложила Мелисса. — Наш дурень, видите ли, страсть как сладкое уважает.

Ксенобайт удивленно вздернул бровь.

— Слышь, Ксен, может, ему не сладенького, а горяченького выдать? — сурово спросил Махмуд. — Мы же вроде как богатыри былинные, спасители огородов от зайцев. А этот юродивый...

— Отставить, товарищ Махмуд, — сурово покачал головой Ксен, — тут Банзай поделился архивной информацией, что гражданин Дурак нас «по щучьему велению» в порошок стереть может. Пошли-ка лучше, медведя поищем.

— Нафига нам медведь?

— Допросим, — пожал плечами Ксен, кровожадно глядя в сторону леса. — Где медведь — там и мед.

— Думаешь, скажет? — скептически прищурился Махмуд.

— У меня не такие говорили, — мрачно пообещал Ксен.

Медведь нашелся, и после пяти минут «разговора» с Ксенобайтом готов был, похоже, рассказать не только про мед, но и про партизан, председателя колхоза, коммунистов и пионеров села... К сожалению, говорить медведь не умел. Впрочем, мед все равно нашли. Вместе с пчелами. Что, понятное дело, хорошего настроения не добавило. Тут выяснилось, что капризный Дурак желает малины. Снова пострадал медведь. Потом Ивану захотелось грибочков с «заветной полянки», что привело к резкой конфронтации с местным кабаном, затем — растущей на болоте клюквы, из-за чего резко сократилась популяция кикимор...

В общем, капризный Иван гонял игроков, по едкому комментарию Банзая, «как пользователь службу поддержки». В какой-то момент Ксенобайт взъярился, заподозрив, что их просто «гоняют по вечному циклу», и ринулся выяснить отношения.

— Товарищ Дурак... — возмущенно начал Ксен.

— Тамбовский волк тебе товарищ, — спокойно парировал Иван.

— Грамотный, гаденыш-ш? — зашипел Ксен. — Ну держись, контра!

Уж что-что, а «держаться» контра умела. Изба подпрыгнула, заходила ходуном, какое-то время оттуда раздавался грохот и матерщина, после чего Ксенобайт пулей вылетел в окно, преследуемый коромыслом и ухватом.

— Может, ему, того, красного петуха пустить? — задумчиво предложил Махмуд на кратком производственном совещании.

Хмурый Ксен отрицательно мотнул головой.

— Лодочника помнишь, да? — кратко напомнил он.

Однако всему приходит конец. Игроки облазили уже практически всю карту. Справедливости ради стоит заметить, что за это время они нашли немало тайников со снаряжением, да и уровень у каждого поднялся на несколько пунктов. И вот наконец Иван-дурак, то ли исчерпав заложенный программистами запас гадостей, то ли учуяв, что Ксенобайт готов вылезти из виртуалки и взяться за него «вручную», резко переменил тактику, пообещав помочь игрокам добраться до стольного града Киева, если они сослужат ему еще одну (прописью: ОДНУ) службу. Пойдут на погост и положат цветочки на могилку его горячо обожаемой бабушки. Естественно, была одна заковырка: на кладбище полно упырей под предводительством страшного Вурдалака. Вурдалак когда-то был заморским колдуном, после смерти какое-то время лежал тихо и не выпендривался, а в последнее время что-то начал бузить...

— Не дай бог эта гнида снова нас надует, — предупредил МакМэд.

— Вряд ли, — хмуро буркнул Ксенобайт, — карту мы уже прочесали, пора двигать на следующий уровень. А старый погост с вурдалаками вполне подходит для финального квеста. Кстати, в нагрузку к букетику на могилку Ваня снабдил нас вот этим.

Ксен выставил на всеобщее обозрение какой-то предмет, что-то вроде настенных часов-ходиков, начиненных какой-то гадостью и перевязанных веревками.

— Что это?

— Разумею так: это бомба, — нараспев произнес Ксенобайт. — Ибо сказано было: для того, чтобы вурдалака зловредного превозмочь, надобно эту штуку в логово его, сиречь склеп, закатить, стрелки на полдвенадцатого поставив и за цепочку дернув, опосля чего тикать с погоста зело быстро.

Какое-то время все потрясенно молчали, пытаясь осмыслить сказанное Ксеном.

Неожиданно Ксенобайт пробормотал:

— Банзай, а какие тут поблизости водоемы есть?

— Только болото, на котором вы уже были.

— И все?

— Ну... Колодец еще, ты как раз на него смотришь... А что?

— Да так, мысль одна мелькнула. Давайте-ка сейв на дорожку, и пойдем щупать морды местным упырям.

 

Сами по себе упыри оказались не очень сложными противниками. Сильные, тупые и медлительные. Настоящие неприятности начались, когда из своего склепа вылез Вурдалак: здоровенная мумия в восточном халате, сквернословящая не то на санскрите, не то вообще не разберешь на чем и рассыпающая во все стороны молнии и огненные шары. Упыри, сгруппировавшись вокруг Вурдалака, начали вдруг действовать более осмысленно, так что тестерам пришлось туго.

Пока Махмуд, МакМэд и Ксен отманивали Вурдалака от его обиталища, Мелисса тихо нырнула в склеп, где наверняка должна была быть заначка. К сожалению, это заметила Внучка и, рефлекторно вскинув камеру, бросилась вдогонку, что привлекло внимание упырей.

Вурдалак оскорблено взвыл: видать, догадался, что сейчас его будут раскулачивать. В узких коридорах склепа у Мелиссы не было и тени шанса, это понимали все. В неимоверном рывке тестеры умудрились забаррикадироваться перед самим входом в склеп и стали яростно обороняться.

— Продержитесь еще немного, они уже выходят! — крикнул Банзай.

— Батальоны просят огня! — рявкнул в ответ Махмуд, снося появившуюся над баррикадой башку.

— Огня не будет, спички отсырели, — буркнул Ксен, с отвращением отбрасывая магический посох и доставая из сумки закупоренную пробирку. — Всем в укрытие!

Программист швырнул пробирку за баррикаду. Бабахнул взрыв.

— И как он умудряется в любой игре взрывчатку получать? — задумчиво спросил в пространство Банзай.

...Ба-бах! Из-за баррикады вверх взлетели ошметки упыря.

— Хорошие новости! — весело сообщил Банзай. — Мелисса с Внучкой уже в коридоре!

— Плохие новости, — мрачным эхом откликнулся Ксен. — У меня осталось всего три...

Ба-бах!

— Две гранаты... Одна... Финиш, граждане.

Над погостом повисла тишина, нарушаемая лишь невнятным бормотанием Вурдалака. Потрепанные упыри перегруппировывались для следующей атаки. Ксен достал из сумки свой самый первый в этой игре нож, напоминающий опасную бритву.

— Ну что ж. Живым я им не дамся. Простимся, товарищи...

— Мы выходим!!!

Из склепа пулей вылетела Мелисса. Вслед за ней во все лопатки дула Внучка.

— Отходим! — заорал Банзай.

Игроки бросились врассыпную. Как раз в этот момент остатки упырей посыпались с баррикады. Впереди, истошно крича что-то вроде «Аллу-акба-а-а!!!», несся Вурдалак. Гадко хихикнув, Ксенобайт поставил ему подножку. Престарелый мусульманин с недоуменным воплем полетел головой вперед, загрохотав по лестнице. Штурм-команда упырей верно последовала за своим капитаном. Ксен, выхватив из рюкзака бомбу, крутанул стрелки и, дернув за цепочку, запустил ее вслед противникам.

— ШУХЕР!

Игроки успели достигнуть леса, когда им в спины ударило яркое сияние. Потом взрывная волна подхватила, закувыркала, поволокла их. Над погостом вставал характерный гриб.

 

Игроки присели на завалинке у избы Ивана-дурака.

— Если это не конец уровня, я кого-то удавлю, — мечтательно заявил Ксенобайт. — Внучка! Какого хрена ты там самодеятельность устроила?!

— Мне же видеоматериал снимать надо! — съежилась девушка.

— Ты понимаешь, что всю команду чуть не подставила?! Пришлось бы все кладбище заново проходить!

— Ладно тебе, Ксен, — вдруг вступился за Внучку Банзай, — девочка уже все осознала и раскаивается. Видишь, как раскаивается: зуб на зуб уже не попадает. Она больше не будет.

— Не будешь? — уточнил Ксен.

— Не буду! — замотала головой Внучка. — То есть... Ну, мне же и для журнала надо было... Это...

— Ладно. Лишить товарища Внучку тринадцатой зарплаты и ограничиться строгим устным выговором без занесения в личное дело. А теперь... — Ксенобайт кровожадно ухмыльнулся. — Давайте потолкуем с гражданином Дураком.

Беседа оказалась недолгой. При виде приключенцев Иван рассыпался в комплиментах и пообещал доставить до самого Киев-града. Потом он соскочил с печи, залез под нее и принялся шурудить.

— Ну вот, готово... Только я с вами не поеду, — весело заметил Иван.

— А мы как? — настороженно спросил Махмуд.

— А вот так!

Иван хлопнул пятерней по печке. Та вздрогнула, и... И вдруг поехала вперед. Начисто снеся стену, печь выехала во двор и остановилась, пыхтя трубой.

— Транспорт надежный, не сумлевайтесь. Вот тут кубометра три дров — до Киева должно хватить с гаком. Держите ключи от печки. Вот тут вам картошечка на дорожку, вот самогон... Ну, сообразите, что к чему. Колея до Киева уже накатана, не заблудитесь.

Ксенобайт тупо смотрел на печь.

— Мы что, на этой штуке поедем? — тихо спросил он.

— Ну да, домчитесь с ветерком! — кивнул Иван.

— Понятно. Банзай, нам потребуется твой опыт пилотирования.

— Угу, понял.

— Кстати... Сохрани нас на отдельный слот и загрузи тот сейв, перед походом на погост.

— Зачем?

— Хочу вам один секрет показать.

Мир вокруг мигнул, и игроки оказались на пустом дворе. Ксен молча достал из рюкзака бомбу.

— Меду тебе, значит, — мечтательно пробормотал он.

— Эй, Ксен, ты что задумал?..

— Грибов тебе... Грибочков, значит... По щучьему велению, значит...

— Ксен, не дури, у «Фикуса» такие посмертные коктейли, что...

— ...И цветочки на могилку бабушки. Да подавись, эксплуататор хренов!!!

Крутанув стрелки ходиков и дернув за цепочку, Ксенобайт с остервенением зашвырнул бомбу в стоявший посреди двора колодец. Земля под ногами дрогнула, зашаталась, из колодезного сруба, точно гейзер, ударил в зенит столб пара. Когда все стихло, Ксенобайт встал с земли и оглянулся. Откуда-то с неба прямо перед ним шлепнулся рыбий хвост. Отряхнув штаны, Ксенобайт поманил пальцем Внучку.

— Снимай, сейчас будет интересно. Эксклюзивно для вашего журнала... Ээй, Ваня!

Ксенобайт не спеша направился к покосившейся избе.

— Ваня! Сейчас, друг мой, я тебя буду бить!

Из избы послышалось испуганное бормотание: «По щучьему веленью, по моему хотенью... По щучьему... Это... Ой...». Потом изба заходила ходуном, слышались только глухие удары, вопли Ивана-дурака и шипение Ксена:

— Жри грибочки, гнида! Жри медок, падла! Жри! Я тебе сейчас «по щучьему» так наваляю...

Минут через десять все стихло. Дверь избы отворилась, на пороге показался Ксенобайт. На его лице блуждала по-детски умиротворенная улыбка.

— Ну вот. Мне уже значительно лучше, — сообщил он. — И могу поспорить, печку бы мы и так завели.

 

Все же, подумав, игроки зашли с того сохранения, где все решилось мирным путем. Печь, слегка покачиваясь и пыхтя трубой, резво катилась по колее. Ветер развевал волосы зачарованно глядящей вдаль Внучки.

Махмуд и МакМэд рассматривали награбленную в склепе добычу, прикидывая, что оставить для личного пользования, а что продать в ближайшем городе. Ксенобайт сидел под трубой, уткнувшись в книгу по черной магии, найденную в логове Вурдалака. Сменивший Мелиссу Банзай глядел вперед, положив руки на рычаги управления печью.

— Эх-ма! Подкиньте дровишек, парни!

— Обломись, Банзай, — лениво ответил Ксенобайт.

— Эх вы, пешеходы...

— «Что там, за горизонтом?» — задумчиво пробормотала Внучка. — «Что там за горизонтом? За горизонтом — горизонт».

— Экая ты сентиментальная, — подивился Банзай, глядя на нее.

— На дорогу смотри, водила! — испуганно крикнул МакМэд.

— Не боись, гаишников нет.

— За горизонтом, — переворачивая страницу, буркнул Ксен, — стольный Киев-град!

0

3

Бета-тестеры
Эпизод 2: В гостях у сказки (продолжение)
Уровень второй: Баба-Яга, костяная нога
Дорога до Киев-Града

Печь, оставляя за собой дымный шлейф, летела, точно локомотив, по полям, вдоль рощиц, рек, иногда ныряя в лес.

— Поддать жару! — скомандовал Банзай.

Махмуд, спрыгнув на приступку несущейся печи, принялся забрасывать в раскаленную топку поленья.

— Товарищ МакМэд, по басмачам... ОГОНЬ!

МакМэд принялся посылать стрелу за стрелой в скачущих вдогонку всадников, выбивая задние ряды. Ксенобайт, выждав полминуты, открыл огонь из магического посоха по авангарду. Басмачи, или скорее, принимая во внимание общий колорит игры, какие-нибудь печенеги, бодро кувыркались с лошадей, грозили кривыми саблями и пробовали вести ответный огонь. Банзай сосредоточенно пилотировал печь, выжимая из чудовищного агрегата максимум скорости.

Однако самые резвые «басмачи», используя численное преимущество, все-таки неумолимо приближались.

— Махмуд!

— Да здесь я, здесь...

— Берегись! — взвизгнула Внучка.

В воздух взвились несколько арканов. Большинство не догнали печь, один затянулся вокруг трубы, еще один обвил Махмуда. Воин, ловко схватившись за трубу, что было силы дернул за веревку. Печенег, удивленно чирикнув, вылетел из седла.

— Нас обошли с фланга! — крикнула Внучка, пинком отправляя за борт сунувшегося было на печь печенега.

— Полундра!

Внучка катапультировала еще одного налетчика. Махмуд, перехватив занесенную для удара руку третьего, вывернул ему кисть.

— Сабля, сабля!.. А, черт, улетела. Пшел вон!

МакМэд, отложив лук, аккуратно снял аркан, зацепившийся за трубу, и свернул его кольцами. Подумав, он обвязался еще одним трофейным арканом, сделав что-то вроде страховочного троса.

— В детстве обожал рыбалку, — сообщил он, раскручивая аркан. — А ну, поберегись...

Басмачи, судя по всему, были шокированы тем, что против них применяют их же фирменную технологию. А игроки умудрились пополнить свой арсенал тремя саблями, несколькими арканами и нагайкой, которую Ксенобайт с восторгом снял с отловленного офицера. Правда, ему тут же пришлось испытать новое оружие, так как весь взвод только что выброшенного (за ненадобностью) печенежского десятника, прибавив ходу, стал яростно карабкаться на печь.

— Экипаж просит пассажиров пристегнуть ремни, — сурово предупредил Банзай. — Впереди по курсу лес, трясти будет.

Все машинально глянули вперед. Впереди стеной стояли стремительно приближающиеся деревья, между которыми петляла дорога.

— А-а-а!!

— Тормози, Банзай Куросавович!

— Нифига! Партизаны не тормозят!!

Игроки, как заправские матросы, быстро превратили все вражеские арканы в спастросы. Растерявшуюся было Внучку, по запарке, просто привязали к трубе. Дед Банзай лихо вошел в первый вираж. Тестеры, истошно вопя, мотнулись на своих страховочных тросах. Остервенело дернув за рычаги, Банзай срезал угол прямо через кустарник и вышел на второй вираж. Игроки мотнулись в другую сторону, Внучка визжала не переставая.

Из басмачей в лес сунулись, похоже, только самые отчаянные. Внучка визжала, тестеры вопили, Банзай весело орал: «Наш паровоз вперед летит, в коммуне остановка, другого нет у нас пути...»... Оглушительный треск возвестил, что другой путь теперь есть... «В руках у нас винтовка!»

Печь на всех парах вылетела из леса. Справа мелькнул указатель: «Стольный Киев-Град, 20 верст». Дорога стала гораздо ровнее, так что Банзай плавно увеличил скорость.

— Отвяжите меня, наконец! — завопила Внучка.

— Прямо по курсу город! — крикнул Махмуд.

— Хорошо.

— Город в осаде! — уточнил воин.

— Хреново, — спокойно констатировал Банзай.

 

— Эй, Мелисска, ты что, заснула?! Доложить численность и характеристики противника!

— Басмачи в количестве... Э-э-э... — раздался голос Мелиссы, выполняющей обязанности координатора команды из реального мира. — В количестве «дофига». В принципе, можете пробиться, местные дружинники как раз открывают ворота: на вылазку идут...

— Мелисска, вокруг города объездная есть?

— Есть, вдоль рва идет.

— Зашибись! Орлы, привязывайте Внучку обратно к трубе и держитесь...

— Мама!

— Дед, угробимся ведь...

— Больше гари!

Внучку снова примотали к трубе, Махмуд, подкинув дров, повис на тросе, помахивая булавой. С другой стороны свесился Ксенобайт с нагайкой. МакМэд приготовил лук...

— Держись, росичи! Крепка броня, и панки наши близко!

Печь, взревев топкой, свернула на кольцевую. Во все стороны брызнули незадачливые печенеги. Печь неслась вдоль крепостной стены, снося приставленные к ней штурмовые лестницы. Махмуд с Ксенобайтом, болтаясь на страховочных тросах, щедро раздавали удары направо и налево, МакМэд довершал разрушения, отстреливаясь, как с тачанки.

Печь, ставшая похожей на какой-то жуткий агрегат из фильмов ужасов, вся заляпанная кровью, завершала свой кровавый «круг почета».

— Ну что, на второй круг идем?! — крикнул МакМэд.

— Нафиг, — кратко ответил Банзай. — Тяги не хватит, кто-то из басмачей попал в топку! Управление отказывает, нам бы до ворот дотянуть!

— Не знаю, у кого как, а у меня всего двадцать процентов жизни осталось! — крикнул Ксенобайт. — На базу!

— Готовься, голодранцы, сейчас поворачивать будем...

— Ох, мать...

— Галс!

Печь, накренившись, со стуком влетела на мост. Расшвыривая и басмачей, и зазевавшихся дружинников, с душераздирающим скрежетом агрегат несся в свой последний путь: к воротам.

— Тормози!

— Закрылки...

— Табань!

— МАМА!!!

Ворота спасло только то, что они оказались открыты. Влетев в город, печь, точно комета, пронеслась по главной улице и с треском врезалась в здоровенный фонтан. Во все стороны брызнул пар вперемешку с черной копотью...

Когда пыль осела, Ксенобайт, мертвой хваткой вцепившийся в трубу, осторожно открыл один глаз и огляделся.

— Финиш.

Остров сокровищ
Служба у Князя пошла гладко. Имея возможность прощупывать сразу несколько квестовых линий, игроки разделились. Махмуд с МакМэдом записались в дружину и регулярно ходили в рейды на печенегов. Ксенобайт отыскал местного мага и обосновался у него в башне. Мелисса наладила контакт с воровским подпольем. Внучка, поначалу, носилась от одного к другому с камерой, то снимая тяжелые будни древнеславянских дружинников, то беря интервью у «молодого, но перспективного члена магической гильдии», то ошиваясь по местному «бронксу» с Мелиссой.

Так, потихоньку повышая уровень и выполняя мелкие промежуточные квесты, игроки провели весь день. Наконец Банзай, вернувшийся на свое место наблюдателя, бросил общий призыв закругляться, сохраняться и вылезать в реальность.

Человек, весь день проторчавший в виртуалке, представляет собой довольно жалкое, даже пугающее зрелище. Воспаленные, широко распахнутые глаза диковато мечутся из стороны в сторону, машинально вычисляя противника, под глазами мешки, волосы взъерошены, лицо бледное. Добавьте к этому легкое нарушение координации, вялость и головокружение.

Ксенобайт, натянув на нос затемненные очки, перевел свое кресло в рабочее положение и уткнулся носом в монитор. Мелисса, опередив Махмуда с МакМэдом, поползла в душевую. Воины, вяло ворча, что «так нечестно, мы кровь проливали...», вяло ткнулись в закрытую дверь и отправились за пивом. Внучка, точно зомби, пройдясь по комнате, забралась обратно в кресло и принялась разбирать награбленные скриншоты.

Банзай, оглядев эту плачевную картину, нахмурился:

— Э, доходяги, а ну не спать! Ксен, отлипни от монитора! Мелисса, вылазь из-под душа и засунь туда Внучку. Махмуд... А, чертовы алкоголики, уже слиняли...

— Отстань, Банзай, — простонал Ксенобайт, разглядывая дампы памяти. — Не видишь, я в депрессии...

— Я те ш-шас такую депрессию устрою, — пообещал Банзай. — А ну встать, руки за голову, ноги на ширине плеч! Зарядку делать будем.

Ксенобайт кисло глянул на Деда поверх очков красными, как у растамана, глазами и вновь уткнулся в монитор.

— Лучше пожрать чего-нибудь закажи!

— Уже заказал, сейчас принесут... На первое уха из щуки, на второе зайчатина на вертеле, с грибами и клюквой.

Ксенобайт поперхнулся. Несмотря на свирепый реванш, зайцы «Тридевятого Царства» накрепко запали в душу всей команде, равно как и кулинарные запросы Ивана-дурака.

— Ну и шуточки у вас, товарищ Банзай, — только и буркнул программист.

 

Слегка перекусив (естественно, вместо «зайчатины на вертеле» к столу была подана пицца с колбасой) и выпив добытого воинами пива, тестеры почувствовали себя гораздо лучше и даже стали чем-то походить на живых людей.

— Надо заметить, товарищи, что, несмотря на некоторые конфузы, мы взяли неплохой старт, — задумчиво проговорил Ксен, ковыряя вилкой какой-то салат. — Товарищи бойцы, как служба в рядах княжеской дружины?

— Помаленьку, — буркнул МакМэд. — Давим басмачей, уровень растет, трофеев хватает. Печенегов меньше не становится, больше тоже. Рутина, разгонные квесты.

— Что у нас в криминальных структурах?

— Тоже ничего важного, — пожала плечами Мелисса. — Так, мелкие грабежи, разборки с конкурентами. А у тебя как?

— Этот чертов неклюд гоняет меня, как новобранца, — проворчал Ксенобайт. — То смолы горячей ему принеси, то серы, то ртути... Все помойки облазил, как последний ассенизатор, там у них в канализациях такой серпентарий, что просто неудобно. Кстати, послал он меня в лес за какой-то гадостью, так я там в засаду недодавленных вами басмачей угодил! Халатно относитесь к своим обязанностям, товарищи!

— А че мы, — тут же насупился Махмуд, — сам знаешь, чему программеры сказали быть — того не миновать.

— Да ладно, ладно, — поморщился Ксен, — вопрос аналитикам: чего дальше делать будем?

Банзай прочистил горло и заговорил нудным лекторским тоном:

— Данный эпизод, по-моему, представляет собой серию разгонных квестов, направленных на повышение уровня персонажей. При достижении определенного уровня сработает триггер и откроется выход на сюжетный квест. Более того, я уверен, он уже открылся. Мелисса?

— Того, — неохотно буркнула Мелисса. — У князя жену украли.

— Кто?!

— Что вы на меня так смотрите?! — возмутилась Мелисса. — Я тут не при чем. И воровская гильдия тоже. В общем, говорят, князь регулярно собирает команды витязей и посылает их искать свою жену.

— И как?

— Пока никто не вернулся, — усмехнулась Мелисса. — Делай выводы. Скорее всего, нам предстоит пойти к князю и подрядиться на эти подвиги. На квест очень похоже.

— А я знаю, кто у князя жену увел! — неожиданно заявила Внучка. — Пошли, покажу...

Сев за монитор, девушка стала быстро перебирать наделанные скриншоты. Выбрав один, она увеличила его. Бревенчатая стена, на стене прибит лист бумаги. На бумаге нарисована какая-то рожа и написано: «РАЗЫСКИВАЕТСЯ, Кощей Бессмертный, злодей, душегуб, злой чародей, похититель принцесс. Награда гарантирована».

— Меня нервирует его прозвище, — заметил Ксенобайт, ткнув в слово «бессмертный».

Банзай тяжело вздохнул.

— Твоя дикость меня просто поражает. Я могу поверить, что сам ты ни одной сказки в глаза не видел. Но что тебе мама в детстве на ночь читала?!

— Мануалы по С++, и MSDN, — огрызнулся Ксенобайт.

— Ладно, краткий справочник по Кощею я тебе подготовлю. Но, поверьте моему чутью, Кощей — это Босс. Большой Босс. Рановато для него. — Банзай задумался. — Ну, как бы там ни было, завтра с утречка идите-ка к князю и подряжайтесь на неприятности.

 

— Значит, Баба-Яга, — который раз вздохнул МакМэд. — Старуха отвратительной наружности, с каннибалистическими наклонностями. Особые приметы: костяная нога, нос до потолка...

— И что? — равнодушно пожал плечами Ксенобайт.

— Знаешь, я тут попытался представить себе такое извращение...

— Ну?

— Мне уже как-то не по себе, — признался стрелок. — Если у нее, цитирую еще раз, «нос до потолка», как она ходит, вообще?! А нога?! Откуда известно, что она костяная? В таком-то возрасте она что, в мини-юбке щеголяет?

— Ну тебя в болото, — проворчал Махмуд. — И без тебя тошно. В конце концов, нам с ней не роман крутить, а как раз напротив.

— Я не понимаю, ну ведь должны же быть в сказках нормальные, психически уравновешенные персонажи. А тут просто кунсткамера: если Иван — то дурак, если царевна — то лягушка, даже простая русская баба — и та Яга...

— Да ладно тебе, — проворчал Банзай. — Вот у молдаван есть Фэт — так тот вообще Фрумос.

— Час от часу не легче...

— Кажись, пришли, — вдруг сказала Мелисса, останавливаясь и указывая пальцем на валяющийся посреди тропинки скелет.

Внучка инстинктивно вскинула камеру и сделала снимок. Путники отправились дальше, настороженно глядя по сторонам. Неожиданно раздался визг.

— Ай-яй!

МакМэд, вскинув лук, натянул его до самого уха, Махмуд прикрылся щитом. Вокруг Ксенобайта стала собираться угрожающе-багровая дымка. Мелисса вообще вдруг исчезла. Однако выяснилось, что визжала Внучка, которую скелет неожиданно схватил за лодыжку.

— Не ходи туда, красна девица, погибель лютая ждет тебя! — клацая зубами, провыл скелет.

— Господи, так же и заикой остаться можно! — простонал Ксенобайт, хватаясь за сердце. — Эй, костлявый, подробнее нельзя?!

— Не ходи туда, добрый молодец, погибель лютая ждет тебя! — готовно оповестил скелет.

— Не умеешь ты, Ксен, информацию добывать, — поморщилась Мелисса. — Смотри... Кто ты, витязь?

— Не ходи туда, красна девица, погибель лютая ждет тебя...

— Надо подобрать ключевую фразу... Отпусти меня!

— Не ходи туда, красна девица...

Мелисса пыталась подобрать ключевую фразу еще минут десять. Игроки со скучающим видом сидели, наблюдая за процессом.

— Как говорил Конфуций, — философски заметил Банзай, — тяжело искать черную кошку в темной комнате. Тем более, если ее там нет.

— Ты уверен, что это сказал Конфуций? — с сомнением спросил Ксенобайт.

— Да какая разница? Кажись, просто наколка.

— Вашу мысль понял, товарищ Банзай, — кивнул Ксенобайт, внимательно разглядывая скелет. — Посмотрите-ка на его одежду, это моряк...

Мелисса посмотрела на Ксенобайта, как на идиота, но вдруг лицо ее просветлело.

— А ты что, ожидал увидать здесь епископа?! — вдруг выпалила она.

— Але, народ, это русские народные сказки, а не «Остров сокровищ», — удивленно заметил Банзай.

Однако скелет вдруг встал и зашагал куда-то в лес. Мелисса с Ксенобайтом, переглянувшись, устремились за ним. Пройдя шагов сто, скелет вдруг, выкрикнув «Пиастры!», рассыпался на составляющие кости. Мелисса принялась азартно раскидывать валежник, пока не докопалась до объемистого сундука.

— А вот вам и секретная заначка, — усмехнулся Ксенобайт.

— Но как ты догадался?! — обалдело спросила Внучка, опуская видеокамеру.

— На нем действительно была тельняшка, — поморщился Ксенобайт. — А какого лешего, спрашивается, делать моряку посреди дремучего леса?! Что там у нас?

— Полторы тысячи золотых наличными, два колчана стрел с серебряными наконечниками, пять бутылок полного восстановления... И книга.

— Книга?! — глаза Ксенобайта сверкнули. — Наверняка заклинание, уровня эдак пятого! Дай-ка сюда...

Программист, схватив книгу, жадно перелистал страницы. Лицо его вытянулось. Зло швырнув книгу обратно в сундук, он раздраженно захлопнул крышку.

— Что там?! — с любопытством спросила Внучка.

— «Остров сокровищ» Стивенсона, — холодно буркнул Ксен. — Вот паскуды...

Оглянувшись, он подобрал череп скелета и, пробормотав «Бедный Йорик...», зафутболил его куда-то в лес. Череп, каркнув что-то вроде «хам!», исчез в кустах.

— Продолжим наши изыскания, — мрачно проворчал программист, направляясь обратно к тропинке.

Буря в избушке
— Стратегический опорный пункт «Избушка На Курьих Ножках», — задумчиво пробормотал Банзай.

Игроки, спрятавшись в кустах, подавленно рассматривали конструкцию, возвышавшуюся посреди обширной поляны. Это и вправду была бревенчатая изба, стоящая на титанических куриных лапах. Лапы производили гипнотически-тошнотворное впечатление. Грязные, с опухшими, выкрученными артритом суставами, оснащенные зазубренными когтями, они, казалось, были покрыты мелкими чешуйками и бородавками.

— Полный сюрреализм. Напоминает Дали с его слонами, — сглотнув, потрясенно заметил Ксенобайт.

Вокруг избушки стоял невысокий плетень, украшенный, вместо крынок, человеческими черепами. Чуть поодаль был виден чахлый огородик, вполне мирный сарай, пара яблонь. Но курьи ноги решительно портили этот пасторальный сельский пейзаж, навевая какую-то первобытную тоску и жуть.

— Отходим на совещание, — буркнул Ксенобайт.

Игроки отползли обратно в лес.

— Ну что, товарищи, с гражданкой Ягой будем по-хорошему, или как обычно?

— У нас ордер на ее арест есть! — напомнила Мелисса, помахивая в воздухе полученной от князя бумагой.

— А как с Дураком не получится? — сурово спросил МакМэд. — А то как-то не хочется «по щучьему веленью» тумаков получить.

— Банзай? — спросил в воздух Ксенобайт.

— Как вам сказать, ребята. Баба Яга в русской мифологии — персонаж одиозный и неоднозначный. С одной стороны — явно отрицательный, с другой стороны — частенько помогает героям. Насколько я помню, в истории с Кощеем именно она указала путь к нему. С другой стороны — там была сложная комбинация. Да и, честно говоря, поганцы из «Фикуса» могли наворотить чего угодно. Не любят они предсказуемых сюжетных ходов.

— Я так считаю, — заявил Махмуд, — Иван этот, несмотря на всю его стервозность, персонаж положительный. Поэтому нам его трогать и не давали. Яга — персонаж отрицательный. Добро всегда зло побеждает, так что давайте ей наваляем. Негоже витязю русскому только базаром проблемы рамсить. В конце концов это экшен, а не дипломатический симулятор.

— Ладно, — буркнул Банзай. — Я вас сейвлю. Работаем по спецназовской схеме. Мелисса, а ну-ка пробегись по окрестностям, мне нужно составить представление о расположении опорных точек...

Мелисса исчезла в кустах. Внучка дернулась было за ней, но МакМэд ловко изловил ее за ногу.

— Успеешь еще. Сейчас будешь снимать настоящий штурм. Держись позади Ксенобайта, он у нас сегодня за прикрытие будет.

Какое-то время слышалось только бормотание Банзая:

— Угу... Налево посмотри... Так, понял. Окно узковато... Ладно. Крыша... Черного хода нет, хорошо... Так...

Наконец Мелисса снова появилась на поляне.

— Значит так, — проговорил Банзай твердым, сухим голосом. — Работать будем через дверь. Мелисса, занимаешь позицию на дереве, которое я отметил, будешь контролировать крышу, твой номер — третий. Махмуд, МакМэд — первый, второй. Работаете как обычно. Ксен, прикрытие и контроль, позывной — четверка. Если будет применяться магия — МакМэд отходит, ты занимаешь его место. Внучка, следуешь за Ксенобайтом на дистанции в три шага. Поняла? Не меньше трех шагов. По местам.

 

Где короткими перебежками, а где ползком, игроки тихо подобрались к избе и залегли за тыном. Мелисса с тихим шелестом исчезла: пошла занимать свою позицию.

— Третий на месте.

— Первый, второй, готовы.

— Четвертый готов.

— Ну... — Банзай на минуту замолчал, напряженно оглядывая с нескольких мониторов местность. — Первый, второй, на исходную!

Махмуд с МакМэдом тихо кинулись вперед, быстро пересекли двор и, взбежав по небольшой лесенке, заняли позицию, один справа от двери, другой слева. Вдруг из избы раздался скрипучий голос:

— Чую, чую, русским духом запахло...

— Go-go-go!

Махмуд с треском высадил дверь и нырнул в помещение. Сразу следом за ним ринулся МакМэд, откуда-то сверху на крышу свалилась Мелисса.

— Руки за голову, княжеская дружина!

— Всем на пол...

Что-то черное с диким мявком полетело Махмуду в лицо. Отработанным на десятках зайцев движением воин вскинул щит, дождался, пока «нечто» с глухим бульканьем шмякнется на пол, и припечатал его шипастой булавой, моментально уходя в сторону, чтобы не закрывать МакМэду сектор обстрела. В дверях уже черной тенью вырос Ксенобайт с магическим посохом наперевес. Со звоном вылетело оконное стекло, и в избе появилась Мелисса с двумя стилетами наизготовку.

Прижавшись спиной к печи, Баба Яга затравленно оглянулась. Выглядела она и вправду жутко, хотя фраза насчет «носа до потолка» оказалась некоторым преувеличением. Зато выпирающая вперед нижняя челюсть с длинными клыками производила тягостное впечатление. Зыркнув на игроков горящими глазами, старуха вдруг схватила стоящую у печи метлу и, со свистом прокрутив ее вокруг талии, встала в характерную стойку.

— Брать живьем! — завопил Банзай.

Махмуд кинулся вперед, рассчитывая прижать старуху щитом. Та лихо крутанула помелом и провела жесткий встречный удар ногой. Махмуд так и не понял, была ли это та самая костяная нога, но его отбросило через всю избу, припечатав к стене.

Ксенобайт, ловко перепрыгнув через Махмуда, раскрутил посох. Бабка лихо парировала серию выпадов и провела подсечку. Ксен тоже с грохотом отправился в противоположный угол избы, сбив по дороге натянувшего лук МакМэда.

Мелисса метнула кинжал. Яга уклонилась боковым кувырком, моментально подскочила и нанесла удар метлой. Мелиссе удалось его ослабить, но не уклониться полностью, тут бы ей и конец, если бы Яга не была вынуждена отвлечься на очухавшегося Махмуда, снова послав его в нокаут.

Неожиданно старуха отскочила к печке и, отодвинув задвижку, рыбкой нырнула внутрь. Вставший на ноги Ксен метнулся следом, но тут пол избы дрогнул.

— Оп-паньки! — с подозрением проговорил МакМэд.

Изба мелко затряслась, откуда-то послышался нарастающий гул. Из печи повалил дым.

— Покинуть здание! — заорал Банзай.

Игроки, точно тараканы, бросились вон из избы. Оглянувшись, они увидели, как над крышей поднимается какой-то цилиндрический объект, в котором, точно в стакане, сидит Баба Яга, положив на борт помело, как рулевое весло.

— Ступа! — простонал Банзай. — Уходит, сволочь!

Из-под ступы ударил сноп пламени, она зависла на реактивной струе, потом снова начала набирать высоту, все быстрее. Яга развернула свой аппарат, показывая игрокам грязный кукиш. Ступа, набирая скорость, устремилась куда-то на север.

— От меня не уйдеш-шь! — зло прошипел Ксенобайт, приседая на одно колено и вскидывая посох на плече, на манер стингера.

Из посоха вдруг ударил тонкий, пронзительно-яркий луч. Почти скрывшуюся из вида ступу тряхнуло, сверкнула вспышка. Кувыркаясь и оставляя за собой дымный шлейф, аппарат полетел по дуге вниз, пока не скрылся за деревьями. Почву под ногами тряхнуло от взрыва.

С минуту все молчали. Ксенобайт, опустив посох, угрюмо уставился в землю.

— Охренительная старушенция... была, — тихо пробормотал Махмуд.

— Ксен... Она нам нужна была живьем, — напомнил Банзай.

Ксенобайт упрямо молчал.

— Ладно, опергруппа, идите-ка искать место катастрофы... Мелисса, останься и обыщи избу.

Ни карт, ни каких-либо других документов в избушке не оказалось. На месте падения ступы была здоровенная воронка, от самой Бабы Яги остался только ботинок армейского образца и вставная челюсть.

— Миссия провалена, — буркнул Ксенобайт. — Загружаемся с последнего сейва.

— Зато красиво было, — сказала Внучка, просматривая отснятый видеофрагмент. — И, Ксен, ты молодчина! Живым от нас никто не уйдет!

Ксенобайт только вздохнул. Он бы ни за что не признался, но слова Внучки его успокоили. Потом, глянув на избу, программист вдруг проговорил:

— Кого-то мне эта Яга напоминает...

И на старуху бывает...
Мелисса устало отвернулась от монитора. Ксенобайт нервно расхаживал по комнате, дымя сигаретой. Вот уже третий час тестеры безуспешно пытались найти подход к Бабе Яге. Мелисса набрала в интернете кучу информации по сказкам, где фигурировала эта мрачная старуха, но ни один из подходов пока не дал результатов.

— Схему с добрым молодцем и банькой мы отработали.

— Отработали, — мрачно кивнул Махмуд. — Ну его нахрен... когда эта образина целоваться полезла... — Махмуда передернуло от жутких воспоминаний.

Сначала все шло неплохо, старуха вдруг стала ворковать, обхаживая гостя, истопила баньку, дождалась, пока Махмуд, следуя инструкциям Банзая, не начал раздеваться... В ушах тестеров до сих пор стоял его отчаянный, полный непередаваемого ужаса рев. Махмуд вылетел из Вирта и напрочь отказался возвращаться в игру, пока в него не влили пол-литра пива для успокоения. С тех пор воин настаивал исключительно на силовых методах решения проблемы.

— Вариант усадить на лопату и в печь отметем как абсурдный: у нее там средство эвакуации предусмотрено. Бить морду пробовали.

— Мало пробовали! — рыкнул Махмуд.

— У чертовой перечницы явно черный пояс в стиле орла, — вздохнула Мелисса. — Красиво работает.

— В общем, применяя тяжелую артиллерию, мы можем ее уничтожить, но это провал миссии, — подвел итог Банзай. — Я думаю так... Кто у нас с шестом работает? Ксен, набери еще уровня два-три и попробуй ее оглушить. Или, Махмуд, возьми вместо своей булавы небольшую дубинку... Или, Мелисса, ты же у нас вор, подкрадись...

— Не катит, — покачала головой Мелисса. — Она от двери «русский дух» чует.

— Дух, запах... Чем запах отбить можно?! Изловить пару басмачей, переодеться... Или, Ксен, сделай пару гадостей, чтобы стать черным магом... Или хоть кучку навоза, что ли, в лесу найдите... Думаем, думаем! — рявкнул Банзай. — Что вы тут сидите, как не знаю кто? С пенсионеркой справиться не можете?!

— А ты сам попробуй! — огрызнулся Махмуд.

— Я не могу, у меня психотравма, — поднял палец Банзай. — Эта карга — точь-в-точь моя вторая теща. Она меня в свое время контузила сковородкой.

— О! — вдруг вскинулся Ксенобайт. — Я же говорил, она мне кого-то напоминает!

— Ты что, знаком с моей тещей?!

— Да нет, бабушку одного моего однокурсника! Тамару Спиридоновну. У меня идея!

Ксенобайт стал лихорадочно натягивать Вирт-шлем.

— Ксен, ты уверен?!

— Тамара была сущей фурией, но умела делать просто божественную наливку! И у меня всегда получалось вымутить у нее литр, а иногда даже два, хотя ее родной внук за попытку стащить хоть стаканчик изрядно получал по шее! Должно сработать... Последний сейв!

 

Ксенобайт оказался на знакомой полянке. Оглянувшись, он деловито нарвал пучок какой-то травы и отправился к избе. Перед лесенкой он остановился, поправил одежду, протер рукавом ботинки и, решительно выдохнув, зашагал вперед.

— Чую, чую, русским духом запахло... — грозно проворчала из избы Баба-Яга.

Ксен вежливо постучался и проговорил:

— Разрешите войти?!

— Я не могу на это смотреть, — всхлипнул Махмуд, отвернувшись от монитора и уткнувшись в плечо Внучки. — Ксен, прощай, друг!

— Ах, разрешите вам заметить, что сегодня вы просто очаровательны... — доносилось из динамиков.

Яга с минуту ошарашенно молчала, потом раздалось ее смущенное старушечье хихиканье.

— Ах, оставьте, молодой человек...

— Ну что вы, я говорю искренне...

— Льстец...

— Ну что вы... Примите эти скромные цветы...

— Что он делает? Что он мелет? — в полном ужасе прошептала Мелисса. — Эта уродина?!

— Тс-с! Тихо! — зашипел Банзай. — Все он делает правильно, я все понял! Я свою тещу тоже так умасливал... Но если терпения не хватит... Точно сковородкой по голове получит... Бабы всегда на цветы ведутся.

Ксенобайт продолжал нести какую-то дикую романтическую чушь. Яга хихикала, как пятиклассница на первом свидании. Тестеры сидели, замерев, не в силах оторваться от монитора...

— А что это у вас тут? — мурлыкал Ксен.

— Ах... Шалунишка! Это мой магический котел!

— Котел?!

— Да...

— Ах... Разрешите обратиться к вам с нескромной просьбой?!

— Нескромной?!

— Да... Разрешите...

— Ах...

— Воспользоваться...

— Ох...

— Вашим котлом!

— Моим котлом?!

— Да!!

— Ах, право, не знаю, удобно ли...

— Но мы ведь никому не расскажем?!

— Редкостная ахинея, — пробормотал МакМэд.

— Только ахинея и помогает. И чем более дикая — тем вернее, — авторитетно заметил Банзай.

— Я не могу больше... — простонал Махмуд. — Что они там делают?!

— Мешают вдвоем одной ложкой какое-то варево в котле... Все, господа, старуха готова. Точно вам говорю.

— А мне,— вдруг обиженно заявила Мелисса, — он никогда таких красивых слов не говорил!

Махмуд с тихим стуком упал в обморок.

 

Баба Яга долго стояла, махая платочком удаляющейся ступе, в которую загрузилась вся команда тестеров. Ступа мчала игроков к Царству Кощееву. Сам Ксенобайт сверкал серебряной кольчугой с умопомрачительными защитными характеристиками, одним из подарков растаявшей Яги.

Несмотря на успешное завершение очередного уровня, игроки подавленно молчали. Наконец Ксен проговорил:

— Внучка.

— Ну?

— Если в журнале появится видеозапись, или скриншот, или хотя бы устное описание... В общем, я тебя собственноручно удавлю. Веришь?

Внучка глянула на Ксена и поежилась.

— Верю. Но...

— В отчете напишешь: поговорить с Ягой по-человечески и подарить цветы, — буркнул Ксен. — Думаю, для срабатывания триггеров этого хватит. В конце концов, если останется время, поищем еще несколько вариантов прохождения этого эпизода.

— Угу.

— Ксен, скажи честно... Как ты все это выдержал?! — простонал Махмуд.

Взгляд Ксенобайта стал мечтательным...

— Эх, знали бы вы, какую обалденную наливку делала Тамара Спиридоновна...

0

4

Бета-тестеры
Эпизод 2: В гостях у сказки (окончание)
Уровень последний: Кощей Бессмертный

Логово Змея Горыныча
Мертвые горы, 12:42 реального времени

Ксенобайт в драматично развевающемся на ветру угольно-черном плаще стоял на скалистом утесе, на фоне хмурого, вечно затянутого черными тучами неба Кощеева Царства.

— Снимаю!

— Добрый день, наши дорогие читатели. Мы ведем свой репортаж из Кощеева Царства, пожалуй, самой обширной локации игры «Тридевятое Царство» фирмы «Фикус», известного отечественного производителя вирт-игр, — сахарным голосом возвестила Мелисса, появляясь перед Ксенобайтом и улыбаясь в камеру. — Перед нами логово Змея Горыныча, одного из самых крупных боссов игры, предположительно — последний уровень перед Кощеем Бессмертным. В прошлых репортажах мы подробно рассмотрели, как пройти данный уровень командой, персонажами класса воин и стрелок. Сегодня мы посмотрим, как с этой задачей справится маг-чернокнижник. Итак, мы провели предварительную зачистку местности, и теперь наш герой отправляется в логово Змея, дабы показать нам наиболее изящные способы его уничтожения с помощью магии. Что вы можете сказать нашим читателям?!

— Аве цезарь, моритури тэ салютант! — зло рявкнул Ксенобайт. — Ненавижу клоунов.

Мелисса незаметно показала программисту кулак, но тот, угрюмо развернувшись, уже шагал к логову Горыныча, бормоча себе под нос:

— Вертеп. Балаган. Ненавижу клоунов. И скоморохов тоже ненавижу. Ненавижу папарацци. Ненавижу Змеев с количеством голов больше одной. Нет, с количеством голов больше либо равным одной! В общем — всех ненавижу!

Внучка под прикрытием Мелиссы благоразумно осталась внизу, воспользовавшись мощной псевдооптикой камеры. Программист, взобравшись по небольшому серпантину, угрюмо встал перед огромной пещерой. Глянув туда, он поежился и буркнул:

— Вполне характерная капиталистическая гидра... Эй, Горыныч!

— Чую! — раздались три голоса в унисон. — Русским духом пахнет...

— Сейчас жареным запахнет, сволочь трехглавая.

— Не понял?! — удивился Змей.

— Сейчас объясню, — проворчал Ксен, заходя в пещеру.

Через миг вся гора мелко затряслась, из пещеры повалил густой черный дым, прорезаемый молниями и подсвеченный сполохами пламени, раздался дикий грохот, рев Горыныча и казарменная нецензурщина.

— Ксен, твою дивизию, я же просила не ругаться! — свирепо рявкнула Мелисса.

— Да ладно, звук потом вырежем.

— Это он нарочно, чтобы репортаж мне испортить! — насупилась девушка.

— Придется фильтры включать, — озабочено проворчала Внучка. — Из-за дыма ничего не видно...

Из пещеры по дуге вылетел Ксенобайт и шмякнулся на каменную площадку. Вскочив на ноги, он встряхнулся, рявкнул «Джеронимо!» и снова ринулся в логово. Вскоре оттуда снова что-то вылетело, на этот раз — голова Змея.

— Что он делает?! — вдруг завопила Внучка.

— Что?

— Он запихнул ему в пасть свою фирменную взрывчатую бутылку, из тех, которыми он упырей гонял!

— И что?

— Башку оторвало к...

— Внучка, — строго заметил Банзай, вечный ангел-хранитель игроков, — ты где таким словам научилась?!

— Но это же не магия, это алхимия! — обижено заметила Внучка. — А мы же обещали...

— Как мы видим, — елейным голосом заговорила Мелисса, — наш герой демонстрирует замечательное сочетание стилей, используя кроме магических и алхимические приемы, рецептами которых он, несомненно, поделится...

— Думаешь, поделится? — с сомнением спросила Внучка.

— Поделится, — мрачно пообещала Мелисса. — Иначе я ему кадык вырву за испорченный репортаж.

Тем временем из пещеры вылетел... сам Змей Горыныч, ошалело помотал единственной оставшейся головой и, взревев, шустро полез обратно.

— Ксе-ен! Разверни его! — завопила Внучка. — Мне ничего не видно, кроме задницы этого динозавра! Банзай, скажи ему!

— Ксен, Внучке ничего не видно, кроме тыловой части Змея Горыныча... Ага, понял.

— Что он сказал?

— Тебе этого лучше не знать. Вкратце — это был экспромт на тему того, что ты видишь и куда тебе лучше пойти.

— Грубиян! — надулась Внучка.

— Просто он несколько занят и к тому же расстроен: Змей ему там дает прикурить, — дипломатично сообщил Банзай.

Хвост Горыныча еще какое-то время метался из стороны в сторону, потом вдруг вытянулся в струнку и быстро исчез в пещере, как будто Змея кто-то с силой втянул в логово. Полыхнуло пламенем, гора болезненно содрогнулась. Наконец все стихло.

— Ну, что там? — с беспокойством спросила Мелисса.

— Не знаю, ничего не видно...

— Банзай, Ксен там живой?

Наблюдатель молчал.

— Ой, если он умер... Он нам головы пооткручивает, — тихо проговорила Внучка.

В клубах дыма что-то зашевелилось, и на площадке перед пещерой показался Ксенобайт. Он брел, шатаясь, точно пьяный, одежда висела на нем лохмотьями, программист был полностью покрыт копотью и черной кровью Горыныча, так что походил на шахтера, вместо угля нашедшего нефть.

Когда Ксенобайт утесом навис над девушками, Внучка испуганно спряталась за свою видеокамеру. Мелисса нервно осведомилась:

— Э-э-э... И что вы скажете нашим читателям? Тяжело это — уничтожить Змея Горыныча с помощью персонажа-чернокнижника?

— Как два байта переслать! — прохрипел Ксенобайт и рухнул лицом вниз на землю.

 

Это случилось через трое суток реального времени после феерической посадки ступы, сравнимой по помпезности разве с падением Тунгусского метеорита. И все это время тестеры, угрюмо вгрызаясь в каждую локацию, продвигались по Царству к резиденции самого Кощея.

То была суровая, угрюмая земля, рядом с которой Дремучий Лес и его славные зайцы или окрестности Киева с незадачливыми печенегами казались милым местечком. Мрачные леса здесь кишели всякой гадостью, небо было вечно затянуто тучами, тут и там жили злые колдуны, людоеды, вурдалаки...

Как ни странно, даже здесь жили «росичи». Жили либо в убогих деревнях, стонущих под игом прислужников Кощея (почему-то монголов), либо на натуральных партизанских базах, отвечающих эксплуататорам яростным террором.

Игроки натерпелись всякого. Отстояли одну деревню, дав отпор монгольским сборщикам дани и подбив жителей уйти к «партизанам» (таким образом тестеры познакомились с местным подпольем). С упоением устраивали диверсии и теракты на территории противника. Маскировались под монголов. И вот наконец дошли до Мертвых Гор.

Тут уже не было людей, одни монстры. За горами лежал Черный Лес, за лесом — замок Кощея. Этой информацией игроков снабдили «партизаны». Единственный перевал в горах охранял чудовищный Змей Горыныч с батальоном более мелких Змеев и Змеенышей...

И вот Змей Горыныч повержен. Мелисса, которую сильно увлекла Внучкина идея -- роль диктора «репортажей с места событий», — уговорила друзей устроить из убиения трехглавого Змея шоу. Махмуд воспринял идею с восторгом. Понаблюдавший за его сольным выступлением МакМэд — более сдержанно. Ксенобайт, сообразивший, что к чему, наотрез отказался участвовать в «балагане». А все было просто. Игроки начали игру впятером, соответственно все монстры, в особенности боссы, предположительно имели пятикратную «накачку», рассчитанную на команду.

Перевал «Змеиное ущелье»
Мертвые горы, 13:11 реального времени.

— Как я дал себя уговорить?! — в который раз проворчал Ксен.

— Да ладно тебе, — проворчал Махмуд. — Зато теперь наши физиономии прославятся на весь мир!

— Да уж, — скривился Ксенобайт. — Ты свою физиономию видел, когда вышел из пещеры?

— Отставить разговорчики! — буркнул Банзай. — Вас ждет последний уровень. Могу поспорить, там вам так дадут оторваться, что вы еще побежите плакаться Горынычу в жилетку, поняв, что он никакой не монстр, а так, шаловливый крысенок.

— Ладно, давайте-ка глянем, пока есть шанс, куда нам предстоит идти.

Игроки расположились на небольшой площадке с видом на лежащую внизу долину. Ксенобайт достал из сумки небольшой бинокль — программку личного изготовления — и принялся разглядывать долину, буркнув:

— Свяжитесь пока кто-нибудь с подпольем.

Вздохнув, Мелисса достала из рюкзака средних размеров поднос и яблоко.

— У нас яблоки заканчиваются, — заметила она.

— Угу, поищем яблоню. Устанавливай связь.

Мелисса аккуратно установила блюдо и поставила на него яблоко, после чего забормотала:

— Катись, катись, яблочко, по блюдечку с голубой каемочкой... Покажи мне, блюдечко, штаб повстанцев...

Центр тарелки начал мутнеть, по нему пошла рябь помех. Потом изображение мигнуло и стало четким, показывая внутренности сырой землянки. Раздался приятный женский голос:

— Штаб Сопротивления на связи.

— Докладывает сотник Ксенобайт-Попович, — мрачно буркнул программист, откладывая бинокль. — Перевал зачищен.

В кадре появилась красивая суровая женщина в пластинчатом доспехе.

— Говорит Марья Моревна, воевода Сопротивления. Поведайте мне, богатыри: Змей Горыныч уничтожен?!

— Так точно, — кивнул Ксенобайт.

— Земля русская никогда не забудет вашего славного подвига... Много душ загубил змей окаянный, но был сражен рукою богатыря русского...

— Опять ее на пропаганду потянуло, — буркнул в сторонку Махмуд. — Ксен, в нашу сторону движется эскадрилья железных воронов! Наводку по передатчику получили, гады...

МакМэд стал деловито взводить здоровенный арбалет. Марья монотонно бормотала что-то умиротворяюще-патриотическое. Вороны приближались.

— Запрашиваем инструкций к дальнейшим действиям, — торопливо проговорил Ксенобайт. — Сопротивление окажет поддержку?

— Нам бы день простоять да ночь продержаться, — нараспев возвестила воевода. — После чего скинем мы иго поганое... Богатыри! Сослужите службу земле Русской. Изведите Кощея Бессмертного, душегуба окаянного! Тогда запросто одолеем мы печенегов поганых.

Вокруг уже со свистом сыпались стальные перья. МакМэд, заняв позицию за гранитным валуном и используя Махмуда вместо турели, вел прицельный зенитный огонь.

— Замечательно, — проворчала Мелисса. — Вот сами бы мы ни за что не догадались.

— Как уничтожить Кощея? — спросил Ксенобайт, с беспокойством поглядывая на небо.

— Запомните: смерть Кощеева в яйце...

— ГДЕ?! — вытаращил глаза Ксенобайт.

Неожиданно прямо в блюдце вонзилось стальное перо. По изображению пошли помехи, звук пропал. Ксенобайт был вынужден взяться за посох. Огненная вспышка, взорвавшаяся среди стаи, расшвыряла воронов, но те быстро перегруппировались и снова зашли на бреющий.

— Тихо, она еще что-то говорит... — шикнула Мелисса.

— ...в ларце, ларец на дереве. Это все, что нам известно по данному вопросу...

— Отходим! Вижу еще две стаи...

— Ладно, от партизан все равно помощи не дождешься, — буркнул Ксенобайт. — Следующая остановка — логово Кощея Бессмертного.

Внешний периметр
Штаб-замок К. Бессмертного, 16:38 реального времени

Замок Кощея с мрачной торжественностью высился над игроками. Казалось, он был весь собран из шипастых костей неведомых животных. Игроки, тяжело дыша, прижались к его стенам.

— Кажись, прорвались, — прохрипел Махмуд.

— Внучка, раздай бутылки! — скомандовал Банзай. — Всем восстановить здоровье. Махмуд, учти, у тебя броня потрепана. При первой возможности лучше замени щит. Ксенобайт, давай...

Ксенобайт по очереди стукнул каждого посохом, наводя на товарищей защитные заклинания. Потом выпил еще одно зелье, восстанавливая магическую энергию. Махмуд поудобнее приладил шлем и захлопнул забрало, превратившись в средневековое подобие легкого танка. МакМэд вставил в арбалет стрелу.

— Ну что ж, — вздохнул Банзай. — Идем на прорыв. Внучка, заранее реши, за кем пойдешь, если придется разделиться.

— Какими парами работаем? — буркнул Махмуд.

— Ты с МакМэдом, Мелисса с Ксеном. Махмуд, идите через ворота. Мелисса, прямо над тобой — симпатичное окно.

Мелисса молча вытащила из сумки веревку с небольшой «кошкой».

— Я лучше другое поищу, это слишком близко к воротам. Пошли, Ксен.

Ксенобайт с Мелиссой заскользили вокруг стены. Наконец Банзай произнес:

— Окей, они вышли на исходную. Джентльмены, вы готовы?!

— Усегда готовы. Поехали!

Воины, весело вопя, ринулись внутрь замка. На первом этаже их ждали упыри-солдаты. Раздался грохот, полетели перья. Махмуд расшвыривал противников здоровенным топором, не подпуская их слишком близко к МакМэду, ведущему огонь из арбалета.

— Первый этаж зачищен, — бодро рапортовал Махмуд. — Как там дела у чернокнижника?!

Не успел Банзай ответить, как сверху послышался грохот и рев пламени. Вниз по лестнице, к которой как раз подошли воины, кубарем скатились десятка полтора обгорелых, едва живых упырей.

— Ксен, твою дивизию, смотри, куда упырей сливаешь! — недовольно рявкнул МакМэд, добивая кого-то из нежити ударом приклада.

— Парни, вы ничего не забыли? — задумчиво спросил Банзай.

— Что забыли?!

— Ну, хочу вам напомнить...

— БЕРЕГИСЬ!

К лестнице приближался новый отряд стражников. На этот раз — вурдалаков. Разделавшись с ними, игроки поднялись на третий этаж, где их ждал длинный коридор со множеством дверей.

— Караульные помещения! — предупредил Банзай.

Ксенобайт, быстро подлетев к одной двери, мощным пинком распахнул ее и, держа посох у бедра, выпустил ревущую струю пламени, точно из огнемета. Раздались удивленные крики, кто-то из стражников попытался прорваться наружу, но Махмуд грубо пихнул его щитом обратно в горящую комнату. А Ксен в это время уже обрабатывал вторую дверь...

Пройдя коридор с караульными помещениями, тестеры вышли к развилке. С обеих сторон к ним уже неслись стаи чем-то крайне расстроенной нечисти.

— Вы налево, мы направо...

— Народ! Сад ищите! Сад!! С деревом... — наконец донеслись до них хриплые крики Банзая.

— Каким еще деревом?!

— Не знаю, с дубом, наверное...

— Берегись!

Очередной зал, куда попали Ксен с Мелиссой, оказался затянут паутиной. Наперерез путникам кинулась целая стая паучков, и еще несколько отвратительно огромных особей спускались с потолка...

— Ай! — взвизгнула Мелисса и плаксиво заявила: — Не люблю насекомых... Я их боюсь!

— А я их просто ненавижу! — взревел Ксенобайт, поливая нечисть напалмом из посоха.

— Тьфу на вас, оглоеды! — буркнул Банзай. — Внучка! Внучка, ты меня слышишь, где ты там?!

— Я тут! — отозвалась Внучка, скачущая с видеокамерой в некотором отдалении от Махмуда с МакМэдом.

— Внучка, хоть ты сказки в детстве читала?!

— Э-э-э... Как тебе сказать...

— Ничего не говори, просто слушай...

Административный корпус
Штаб-замок К. Бессмертного, 18:13 реального времени

Штурм замка продолжался около полутора часов. Тестеры вовсю проводили в жизнь не раз испытанную тактику «выжженной земли», тщательно обшаривая и зачищая все закоулки очередного этажа и педантично добивая раненых.

Собранный в Замке зверинец поражал разнообразием. Тут были ходячие мертвецы всех мастей: упыри, вурдалаки, личи и скелеты. Пауки, сколопендры, богомолы и разнообразнейшие аллюзии на змей. В одном из залов Мелиссу чуть не стошнило, когда она опознала в клубке извивающихся гадов увеличенных во много раз глистов-аскарид.

Наконец игроки оказались перед массивными железными дверями со скромной золотой табличкой: «Тронный зал. Аудиенции только по предварительной записи». Чуть ниже была еще одна табличка, на которой мелкими буквами было дописано: «За беспокойство по несоответствующему поводу вас ждет долгая мучительная смерть. Администрация».

— Ну, товарищи, — проговорил, тяжело дыша, Ксенобайт. — Давайте заканчивать этот балаган.

Порывшись в сумке, он извлек оттуда ком древесной смолы и бутылку со взрывчатым зельем. Окинув дверь оценивающим взглядом, программист уверенно прилепил бутылку к какой-то точке.

— Ксен, может, ключ поищем? — неуверенно предложила Мелисса.

— Нафиг!

— Уверен, что сработает?!

— Ты в каждой игре это спрашиваешь, — проворчал Ксенобайт. — Сработает! Знаю я этот движок, они его еще в «Штурме Белого Дома» использовали... Так... Замок, петли, парочка направляющих... Вроде ничего не забыл.

Ксенобайт отошел на пару шагов от двери и прищурился, как художник, оглядывающий только что нарисованное полотно. Дверь была облеплена соединенными веревкой бутылками.

— Нормально.

— Не покалечит?!

— У нас все как в аптеке. Где Внучка?! Она нам плешь проест, если это не снимет. Внучка!

— Я здесь! — крикнула Внучка, выбегая из-за угла.

— Приготовься снимать триумф добра над мрачной диктатурой. Головорезы, всем принять праздничный вид и занять позиции.

Махмуд с секирой и МакМэд с арбалетом заняли позиции по бокам двери. Критично осмотрев их, Ксенобайт покачал головой и, достав из рюкзака кусок бинта, стер с физиономии МакМэда пятно копоти.

— Так. Хорошо. Как я выгляжу?!

— Отвратительно, как всегда, — буркнула Мелисса.

— Замечательно. А ну-ка, улыбочки... — Махмуд с МакМэдом растянули лица в зверских оскалах. — Мотор!

Удивленно пожав плечами, Внучка нажала на кнопку.

— Добрый день, дорогие мои деточки, — зловеще проскрипел Ксенобайт. — Вам понравилось, как мы устраивали красный террор Змеюшке Горынчику?! Тогда сейчас вы будете просто в восторге! Потому что за этой дверкой живет самый главный злодей нашей сказочки, Кощей Бессмертный. И знаете что, деточки?! Скоро он пожалеет о том, что бессмертный! Слабонервных и детей до шестнадцати лет мы просим покинуть зал, остальные — пристегните ремни, потому как мы... начинаем!

Чуть отойдя от двери, Ксенобайт воздел руки и взвыл:

— Гори-гори ясно, как заряд фугасный!

Серия взрывов слилась в один. Ксенобайт оказался как никогда точен: дверь аккуратно влетела внутрь помещения, начисто сорванная с петель. Не успела она с грохотом рухнуть на пол, как Махмуд с МакМэдом уже накрест юркнули в помещение. Ксенобайт со зверской рожей взмахнул посохом. Из его верхушки вылетели четыре устрашающего вида лезвия. Издав глухой рев, программист устремился за воинами.

Мелисса кинулась было за ними, но Внучка, не отрываясь от камеры, ловко схватила ее за руку.

— Не ходи туда.

— Почему?! Этот гадский Ксен хочет вытеснить меня с места ведущей шоу?! Ха! Это была моя идея!

— Мелисса, сейчас там ТАКОЕ будет... Банзая надо было слушать.

Мелисса вдруг запнулась и слегка побледнела.

— Э-э-э... Банзай?! А что это ты последние два этажа молчал, как рыба об лед?!

— А потому что меня все равно никто не слушает, — сварливо проскрипел Дед. — Только Внучка старого человека уважает...

— Та-ак... Что мы пропустили?!

— Сейчас сама все увидишь.

Тронный зал
Штаб-замок К. Бессмертного, 18:27 реального времени

Личная охрана Кощея состояла из десятка рыцарей-псоглавцев, от ног до макушек закатанных в черную сталь. Полчаса назад игроки бы отнеслись с уважением к такому блок-посту, но не сейчас.

— Бей тевтонов!

— Мочи гадов!

Кощей, сухонький старичок с глубоко запавшими глазами, ввалившимися щеками и жиденькой седой шевелюрой, с удивлением и некоторой обидой взирал, как зверски избивают его охрану, нервно вздрагивая, когда возле него с грохотом падал шлем, или наруч, или другая деталь доспеха, а иногда и самого охранника.

Когда грохот стих, Кощей неуютно поежился от кровожадных взглядов тестеров.

— Э-э-э... Это... Чую... Русским духом пахнет, — без энтузиазма промямлил Кощей.

— Точно, — подтвердил Махмуд, подкидывая на ладони секиру. — Как в старинной песне поется: «Русские идут»!

— Может, договоримся? — быстро сказал Кощей.

— Поздно, гнида. Ты свое уже отговорил. Ты пошто жену у князя увел?!

— Господа, — осторожно заметил Кощей, поднимаясь с трона и делая несколько шагов навстречу игрокам, — хочу напомнить вам, что я бессмертен. Может, не стоит доводить конфронтацию до точки, когда разумный диалог будет уже невозможен?!

— Издевается, скотина, — вздохнул Ксенобайт. — Думаешь, мы весь твой серпентарий на брюхе проползли, чтобы поболтать с тобой? Не, дистрофик, сливай воду. Сейчас ты, это... как его там...

— За базар ответишь, — подсказал МакМэд.

— Точно.

— Дайте я! — взревел Махмуд.

— Нет, я!

— Я первый!

Игроки, отталкивая друг друга, ринулись на Кощея. Бессмертный побледнел еще больше, став из пергаментно-желтого пепельно-серым.

— Господа...

— Я самый сильный!

— А я самый умный!

— А я футболом в детстве увлекался!

— Это тебе не пенальти!

— Ха! То же самое!..

Ксенобайт неимоверным усилием выиграл у товарищей полкорпуса. Кощей открыл было рот, чтобы сказать «мама!», но не успел. Ксенобайт, используя всю скорость и массу, провел неимоверно грязный, старый как мир и запрещенный практически во всех видах спорта удар.

Замок содрогнулся, раздался гул, напоминающий звук огромного медного гонга, слившийся с разочарованным стоном Махмуда и МакМэда. Ксенобайт с мрачным торжеством глядел на злодея.

Лицо Кощея вытянулось, левое веко дергалось в нервном тике. В выпученных глазах застыл немой укор и неимоверная скорбь. По щеке медленно катилась одинокая слеза.

Выражение мрачного торжества медленно сползло с лица Ксенобайта, уступая место виноватой физиономии.

— Я знал, что так оно и будет... — проговорил Кощей с великой скорбью и горьким упреком в голосе.

— Ну... Это... Типа, сам виноват... — смущенно ковыряя пол ботинком, буркнул Махмуд.

— Извини, старина, работа у нас такая, — вздохнул Ксенобайт.

— Работа... — скривился Кощей, разворачиваясь и ковыляя куда-то к своему трону. — Балбесы! Вечно до конца не дослушаете... Ну почему все надо понимать именно ТАК?!

— Как? — тупо переспросил МакМэд. — Слушай, папаша, а тебе разве помереть не полагается?!

— А шиш вам с маслом, — проворчал Кощей, роясь где-то за троном, — хулиганы... Ладно, сказок не читаете, так хоть бы послушали, что вам умные люди говорят, вроде Марьи Моревны той же...

Поднатужившись, Кощей вытащил из-за трона огромный двуручный меч с волнистым лезвием. Крякнув, взвалил его на плечо и мрачно развернулся к игрокам.

— Ну все, шпана, теперь моя очередь.

Игроки разом встали в позы футболистов, ожидающих пенальти.

— Мы что-то не так сделали? — с тревогой спросил Ксенобайт.

Скоростная трасса «Тронный зал — Дуб зеленый»
Штаб-замок К. Бессмертного, 18:43 реального времени

— Берегись!

Из тронного зала, едва не сбив Внучку, кометой вылетел Ксенобайт и сочно впечатался в противоположную стену. В зале царила кутерьма, раздавался грохот, лязг стали, нечленораздельные и малоцензурные вопли Махмуда с МакМэдом и ругань рассвирепевшего Кощея.

— Шпана! Неучи безграмотные! Деревенщина!

Что-то промычав и помотав головой, Ксенобайт резво откатился в сторону, и тотчас в оставленное им на стене грязное пятно влетел Махмуд. МакМэд сделал слабую попытку ретироваться самостоятельно, но мощный пинок престарелого тирана придал ему дополнительное ускорение.

— Отступать! — заорал Ксен, и сам же первый четко исполнил отданную команду.

Игроки с пробуксовкой стартовали вдоль коридора. Через миг из тронного зала выскочил Кощей и свирепо огляделся по сторонам. Взгляд его уперся в Мелиссу и Внучку.

— Туда! — одновременно выкрикнули девушки, указывая в направлении скрывшихся воинов.

— Сеньориты, подождите меня пять минут, я быстро! — прокричал Кощей, резво припуская по коридору и раскручивая над головой свой чудовищный меч. — Стойте, презренные бастарды, я еще не закончил...

— Это он серьезно или как?! — ошарашенно спросила Внучка.

— Судя по народному фольклору, сей джентльмен всегда был изрядным мачо, — философски заметил Банзай. — То там принцессу украдет, то здесь...

— Банза-ай! — орал на бегу Ксенобайт. — Что творится? Почему он не сдох?!

— Потому что Марью Моревну слушать надо было, или хотя бы меня! — огрызнулся Банзай. — И узнать, что смерть кощеева находится в яйце...

— Это я уже знаю! Ни шиша там нет!

— Опять перебиваешь, поганец?! А яйцо в утке, утка в зайце, а заяц в ларце. Ларец на дереве. Я те говорил, дерево ищи?!

— Они все это специально! — обиженно взревел Махмуд. — Тарелку угробили, как только эта баба про яйцо сказала...

— Ясен пень, специально, — легко согласился Банзай. — Это же «Фикус», их же хлебом не корми — дай над игроками поизмываться! И вы это знали! Знали, и все равно попались, как дети.

— Что теперь-то делать?! Последний сейв на перевале остался!

— Слушайте меня внимательно. Девочки, вы готовы?! Отлично. Где мы сейчас? Ага... Головорезы, слушай мою команду... Нале-... -ВО!

Тестеры с трудом вписались в поворот. Позади раздался грохот врезавшегося в стену Кощея, но никому и в голову не пришло обернуться. Все уже знали: старый тиран — на редкость крепкий пенсионер.

— Лево руля! Право руля! Поднажали, ребята, прямой участок... Махмуд, ровнее. Класс! Я такого удовольствия не получал с тех пор, как впервые «Need for Speed» увидел!

— Развлекаешься, старый пень?!

— Р-разговорчики! Впереди окно. Ксен, сигай прямо сквозь него, остальные -приготовиться к повороту налево...

Программист с отчаянным воплем рыбкой ушел в окно. Кощей, потратив секунду на решение, кого ему преследовать, все же выбрал парочку воинов и, зло плюнув вслед Ксенобайту, припустил дальше.

Ксенобайт, кувыркнувшись в воздухе, с треском врезался в крону огромного дерева.

— Ай! Ой! Уй! Ять...

Проломившись сквозь крону, программист повис на одной из нижних ветвей. Подняв голову и ошалело оглянувшись, он завопил:

— Банзай! Вижу сундук на дереве!

— Замечательно.

— ОН ПУСТОЙ!

— Какая жалость, — вздохнул Банзай. — А что под деревом?!

Ксен глянул вниз.

— Мелисса с Внучкой... Какого хрена?!

— Слезай, остальные скоро тоже подтянутся. Возьми у Внучки камеру, побудешь видеооператором.

 

Ничего не понимающий Ксенобайт рухнул с дуба и молча уткнулся в протянутую ему камеру. Внучка с Мелиссой приняли эффектные позы.

— Итак, дорогие наши читатели, приближается финальный эпизод прохождения этой замечательной игры, которая требует от игрока не только ловкости и мужества в накачке скиллов, но и чуть-чуть смекалки и сообразительности. Вы уже видели, чем может закончиться попытка решить проблему Кощея грубой силой. Сейчас за дело возьмется корреспондент журнала Внучка. Как сообщают наши наблюдатели, кортеж Кощея Бессмертного уже приближается...

И точно. В облицованный мрамором садик, посреди которого росло дерево, ворвалась феерическая процессия, состоящая из несущихся во все лопатки Махмуда с МакМэдом и размахивающего двуручником, точно вертолет лопастями, Кощея. Дождавшись, пока погоня совершит два круга почета по садику, Внучка крикнула:

— Эй, господин Кощей!

Старый душегуб удивленно затормозил и вытаращился на подбоченившуюся Внучку, в высоко поднятой руке которой белело яйцо. Где-то впереди с грохотом покатились Махмуд с МакМэдом.

— Всего доброго, господин Бессмертный, — заявила внучка и эффектно запустила в Кощея яйцом.

Яйцо смачно хрустнуло, врезавшись в нагрудник. И...

— Ничего, — заметил осипшим голосом Ксенобайт.

— Ну зачем вы так, сударыня, — расстроенно проговорил Кощей, ошарашенно глядя на стекающий по кирасе желток.

— ИГЛА! — заорал Банзай. — Как я мог забыть, в яйце игла!!

Ксенобайт, швырнув камеру в сторону Мелиссы, тигром прыгнул вперед. Кощей запоздало начал замахиваться двуручником. Но поздно. Программист, врезавшись в старого злодея, сшиб того с ног, размазывая желток по кирасе. Что-то хрустнуло у него в пальцах...

Эпилог
Кощей умер на удивление тихо, без драматичных вспышек молний и грома с небес. Под деревом просто лежал труп очень старого и очень усталого человека. Подошедшие Махмуд с МакМэдом молча сняли с голов шлемы. Ксенобайт, сложив Кощею руки на груди поверх двуручного меча, закрыл ему глаза и молча зашагал к выходу.

Остальное было делом техники. Найти в подземелье Княжну и отправить ее с подоспевшими к шапочному разбору партизанами в Киев. Посмотреть ролик с чествованием героев. Снять вирт-шлемы и выключить компьютеры.

 

До конца недели Мелисса куда-то исчезла. Тестеры решили устроить себе отпуск. И вот как-то вечером она ворвалась в комнату, размахивая свежим номером журнала.

— Глядите! — гордо крикнула она.

На обложке крупным планом была изображена Мелисса в костюме из «Тридевятого Царства». Позади нее на фоне мрачного пейзажа Кощеева Царства остальные тестеры героически сражались со злобными тварями. Ксенобайт почему-то затесался среди монстров. На самом видном месте был анонс:

«На компакт-диске! Смотрите захватывающий и драматичный репортаж о прохождении игры «Тридевятое Царство». Такого вы еще не видели! Репортаж с места событий ведет наш корреспондент Внучка и профессиональный бета-тестер Мелисса!»

— Это точно, — проворчал Махмуд, — ТАКОГО они еще точно не видели. И не увидят!

— Вот и приклеилось к Внучке прозвище, — хмыкнул Банзай.

— А мне, между прочим, — заявила Мелисса, — предложили место постоянной ведущей видеораздела «Репортаж из игры». Вот!

Ксенобайт, лениво перелистывая страницы журнала, нашел что-то и протянул его Мелиссе.

— Что это?

— Читай.

— Хм. Рубрика «Советы Мастеров». «Советы, хитрости и секретные заначки игры «Тридевятое Царство», а также коды и пасхальные яйца... Автор...» — Мелисса с подозрением глянула на программиста, — «Ксенобайт и группа товарищей».

— Менее выпендрежно, зато почетно и востребованно, — лениво заметил Ксенобайт.

— Ха! Зато мое лицо скоро будет на постерах, и я прославлюсь! А ваши рожи так никто и не увидит!

— И слава Богу, — прошелестел Ксенобайт, натягивая на нос темные очки.

0

5

По ходу, народ не проперло...

0

6

:)

0