Мистика Политика История Медицина Взаимоотношения Спорт Софт "Боевые Хомячки" Анархизм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Что есть Национализм?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

"Национализм - идеология, которая требует ставить интересы своей нации выше любых других (индивидуальных, классовых, клановых). Под нацией имеются в виду, как правило, люди той же культуры (языка и обычаев)".
Забота об интересах народа конкретного государства.

Это базовое понятие, спорим и принимаем своё, по итогам Дебатов!
Что и прибавив нам понимания друг друга, станет основой нашего полит общения на форуме.

0

2

Немного по другому звучащее определение:
Национали́зм (фр. nationalisme) — идеология и политика, базовым принципом которых является тезис о высшей ценности нации, её первичности в государствообразующем процессе.

Нация — первична, государство — вторично», — основной лозунг национализма. Национализм проповедует не вражду и ненависть к представителям иных наций и народов, но скорее политическую независимость и работу на благо собственного народа. Последнее относится прежде всего к государственной власти. Близкородственное понятие — патриотизм (не путать с лексически похожим термином «государственный патриотизм»). Связанными с этой концепцией являются такие понятия, как «национальные ценности», «национальные интересы», «национальная безопасность», «национальная независимость», «национальное самосознание» и др.

0

3

Идеология ориентирует общество. Не имея идеи, образа совершенства, не определяя его, общество не ведает, куда и к чему стремится. Только имея идеологию, а значит, и ориентиры, и приоритеты, и шкалу ценностей, нетрудно разобраться, кто что творит - во благо ли, во зло ли обществу и государству. А нет тех мерил - и твори, что хочешь, черное выдавай за белое, чуждое нации - за ее коренные интересы, болезнь - за здоровье общества и здоровье общества - за болезнь.

Национализм есть здоровое и оправданное настроение души. То, что национализм любит и чему он служит, - в самом деле достойно любви, борьбы и жертв. И грядущая Россия непременно будет национальной Россией. Другого пути у нее просто нет. В противном случае - это уже не Россия.

С нами, русскими, власти России обходятся так, как будто мы напрочь лишены национального достоинства, национального духа и национального инстинкта. Наша национальная слепота, глухота, немость продолжаются по сей день.

Не понимать коренного в России - национального преобладания - значит вовсе не знать, не понимать, не чувствовать, не сочувствовать России. Но нельзя запретить народному организму его собственное здоровье - он прорвется к нему любой ценой, нельзя погасить в народе чувство собственного духовного достоинства - эти попытки только пробудят его к новому национальному осознанию, к новой национальной силе, - к русскому национализму с его истинной силой и в его истинной мере.

Каждый народ имеет национальный инстинкт, данный ему от природы. У каждого народа инстинкт и дух живут по-своему и создают драгоценное своеобразие. Этим русским своеобразием мы должны дорожить, беречь его, жить в нем и творить из него, оно дано нам было искони, в зачатке, а раскрытие его было задано нам на протяжении всей нашей истории. Раскрывая его, осуществляя его, мы исполняем наше историческое предназначение, отречься от которого мы не имеем ни права, ни желания.

Национализм проявляется прежде всего в инстинкте национального самосохранения, и этот инстинкт - состояние верное и оправданное. Не следует стыдиться его, гасить его или глушить его. Этот инстинкт должен не дремать в душе народа, а бодрствовать. Он подчинен законам добра и духа. Он должен иметь свои проявления в любви, жертвенности, храбрости и мудрости.

Жить без идеологии, значит, воспитывать без идеалов, и тогда легко попасть нам "вместо кормчего на простого гребца, вместо врача - на больного, вместо бесстрастного - на человека, обладающего страстьми, вместо пристани - в пучину".

Мало быть русским, надо иметь воспитанное национальное самосознание. Ныне, как никогда еще, Россия нуждается именно в таком воспитании, ибо ранее в России была жива религиозная и патриотическая традиция такого духа и такого воспитания. А ныне старые традиции прерваны, а новые еще не завязались и не сложились. Завязать и укрепить их и должна новая система воспитания.

Дух искания, ответственности и служения, дух создания и строительства России - без этого духа человек остается обыкновенным обывателем и карьеристом, слугою или своих страстей, или чужих и чуждых России идей, и для приобретения собственного благополучия он легко становится лисой, хамелеоном, предателем. Разве случайно сегодня Россия, как в гигантский весенний паводок оказалась затоплена лицемерием, взяточничеством, криводушием, гражданской трусостью, политической продажностью, завистью, лестью, предательством, бесчестием, карьеризмом, лукавством, интригою, или же, выражаясь русскими летописными словами - кривдою и воровством - все это разлагает нравы и создает растленную культуру и больную государственность.

Идеология, как служение идеалу, призвана дать человеку верное чувство собственного духовного достоинства.

Ни в чем другом так остро не нуждается Россия и ничто не способно спасти ее, обеспечить расцвет грядущей России, как свободный, достойный, гражданственный русский человек.

Прежде всего, необходима та особая национальная вдохновенность власти, которая должна излучаться из нее. Народ должен уверенно чувствовать, что это есть наша русская национальная власть, преданная историческому делу, верная, неподкупная. Без этой уверенности не будет ни доверия, ни уважения, ни готовности "аккумулировать"и служить. Сильная власть есть национально - убедительная власть.

Национализм проявляется прежде всего в инстинкте национального самосохранения, и этот инстинкт - состояние верное и оправданное. Не следует стыдиться его, гасить его или глушить его. Этот инстинкт должен не дремать в душе народа, а бодрствовать. Он подчинен законам добра и духа. Он должен иметь свои проявления в любви, жертвенности, храбрости и мудрости, он должен иметь свои радости, свои печали и свои моления. Из него должно родиться национальное единение во всей его инстинктивной "пчелиности" и "муравьиности". Он должен гореть в национальной культуре и в творчестве национального гения.

В национальном чувстве скрыт источник достоинства, которое Карамзин обозначил когда-то как "народную гордость", и источник единения, которое спасло Россию во все трудные часы ее истории, и источник государственного правосознания, связующего всех нас в живое государственное единство.

Национализм испытывает, исповедует и отстаивает жизнь своего народа как драгоценную духовную самосиянность. Он принимает дары и создания своего народа, как свою собственную духовную почву, как отправной пункт своего собственного творчества. И он прав в этом. Ибо творческий акт не изобретается каждым человеком для себя, но выстраивается и вынашивается целым народом на протяжении веков. Душевный уклад труда и быта, и духовный уклад любви и созерцания, молитвы и познания при всем его личном своеобразии, имеет еще и национальную однородность и национальное своеобразие.

Народность есть климат души и почва духа, а национализм есть верная и естественная тяга к своему климату и к своей почве.

Итак, национализм есть здоровое и оправданное настроение души. То, что национализм любит и чему он служит, - в самом деле, достойно любви, борьбы и жертв. И грядущая Россия непременно будет национальной Россией. Другого пути у нее просто нет. В противном случае - это уже не Россия.

А что касается больных, извращенных форм национального чувства, к коим преднамеренно и расчетливо свели вообще понятие русского национализма, то они возникают и дают о себе знать, когда или национальное чувство прилепляется к неглавному в жизни и культуре своего народа, или когда национализм превращает утверждение своей культуры в отрицание чужой. Сочетание и сплетение этих ошибок может порождать самые различные виды больного национализма. Зародыш такого национализма в том, что чувство и воля националиста прикрепляются не к духу и не к духовной культуре его народа, а к внешним проявлениям народной жизни - к хозяйству, к политической мощи, к размерам государственной территории и к завоевательным успехам своего народа. Тогда национализм отрывается от главного, от смысла и цели народной жизни, и становится чисто инстинктивным настроением, подвергаясь всем опасностям обнаженного инстинкта: жадности, безмерной гордыне, ожесточению и свирепости. Он опьяняется всеми земными соблазнами и может извратиться до конца.

Ненавистникам России мало - унизить и очернить русскую культуру, изобразить русский народ как рабский народ, достойный своего рабства, им мало - овладеть финансами, ресурсами и самой властью в России. Им надо подготовить расчленение русского государства и завоевание русской территории, и для этого у них в России есть покупные исполнители.

Русского национализма больше всего боятся чужеземцы в России, потому и бесятся, клеймят его "фашизмом", тем самым фашизмом, который мы победили в 1945 году именно благодаря силе своего национального духа. Не могли мы иначе победить фашизм при том раскладе сил, какой сложился на июнь 1941 года, и по всем здравомыслящим, прагматическим расчетам, каковыми и ныне пользуется Запад, надо было нам, не раздумывая, сдаваться, как сдавались другие "умные" страны.

Но, подняв национальный дух, мы победили фашизм. Вместе с победой военного искусства одержали в той войне еще одну, не менее значимую, просто реже поминаемую - экономическую победу. Когда не только количеством, хотя и количеством важно, но и качеством вооружения мы превзошли гитлеровскую Германию, поставившую себе на службу и на труд всю Европу. Так чего же вдруг сегодня испугались, когда нет на отеческой земле вооруженного до зубов врага, и молох фронта не перемалывает каждый день тысячи наших лучших людей, и не женщины, дети, старики стоят у станков, и не надо эвакуировать заводы, и не бомбят, и не по карточкам отпускают скудные пайки черного хлеба - так с чего вдруг психоз катастрофы, уныние поражения охватило так много русских людей? почему вдруг увидели спасение в Западе, как за милостыней едем побираться туда, унизительно выклянчивать какой бы миллион взаймы?

Оберегая свой народ, храня свой народ, националист никогда не пойдет на то, чтобы ввергнуть свой народ в пучину страданий, горя, смерти, а потому, хорошо сознавая ответственность за свой народ, его сбережение, каждый любящий свой народ националист понимает, с каким жестоким отпором он столкнется в попытке улучшить жизнь своего народа за счет другого народа; по себе, своей готовности жизнь отдать за свой народ, понимает, какой мощный отпор встретит от другого народа. Поэтому никогда националист, если он действительно националист и интересы нации, а не собственная президентская папаха его интересуют больше всего, не решится поставить под удар, реальный, жесткий удар, свою нацию в призрачном поиске удачи, приращении блага своего народа за счет другого народа.

Национализм в России - единственный гарант недопущения распада России, он единственный способен спасти Россию от повторения трагедии Советского Союза.

Каждый народ, проживающий рядом с русским народом, хорошо понимает, что его жизнь, благополучие, развитие будут зависеть от крепости дружбы с русским народом, многочисленным, крепким, с искренним, проверенным веками, чувством любви, сострадания, понимания другого народа до самопожертвования, готовности отдать последний кусок хлеба и снять с себя последнюю рубаху.

У национализма нет и не может быть противников в самой России, среди народов России. Как человек в здравом уме не может бороться со своим собственным здоровьем, так и страна не может отторгать то, что ей в здравие, силу и крепость.

Дело не в том вовсе, что в России сегодня кто-то искренне боится национализма, потому что искренне переживает за сохранение, сбережение других наций от русских, и потому, оберегая их авторитет, независимость, самоуважение, боится, что русский национализм способен нанести им урон. Ведь тот, кто боится русского национализма, не допускает ни татарского, ни чувашского, ни башкирского, ни бурятского.., вообще никакого национализма, он до ненависти боится как русского, так и любого другого национализма, потому что боится крепости, уважения, самосиянности любой нации, нации, как таковой. Национализм ненавистен тому, кому страшна крепость России.

(с)

"Без права на славу, во славу державы".

0

4

Чужой
Спасибо за инфу, но тут раздел КРАТКИХ ОПРЕДИЛЕНИЙ ПОЛИТ И ЭКОНОМ ПОНЯТИЙ

0

5

Ну почему надо еще и чувства передаваь, и размышления, иначе как мы определим верное определение!
Спасибо Чужой, все точно и хорошо! Поправка, национализм не любят две категории граждан интернационалисты (социалисты и коммунисты), а также шовенисты других наций, да и часто своей тоже!

0

6

а мне кажется - это был оффффффффффтопппп....

и слишком всё пространно, нет конкретики...

0